Стенания истерзанной души

Все новое и ценное, чем жила национальная литература XVIII — начала XIX вв.: гуманизм, решительное непринятие социального зла, интерес к человеческой личности и ее запросам, стремление к реалистическому изображению действительности средствами родного языка, родной стиховой культуры — все это нашло наиболее совершенное воплощение в творчестве Нгуен Зу, имя которого дорого сердцу каждого вьетнамца.

Нгуен Зу родился в 1765 г. в семье знатного вельможи, достигшего высших почестей при дворе Чиней. В годы правления Тэйшонов молодой поэт, воспитанный на заповедях конфуцианской этики, отказался от сотрудничества с ними, скитался по стране и долгие годы прожил в деревне предков Тиендиен, познав нужду и лишения. После восшествия на престол Зиа Лонга в 1802 г. Нгуен Зу поступил на службу и дослужился до высоких чинов. Потрясения минувшего века, однако, оставили в его душе незаживающие раны, он тяготился государственной службой, был чужим среди корыстолюбивых и угодливых царедворцев. В 1813-1814гг. Нгуен Зу во главе посольства ездил в Пекин, ко двору маньчжурских правителей Китая. Впечатления от этой поездки поэт зафиксировал в замечательном по остроте наблюдений цикле стихотворений. Еще при жизни признанный великим поэтом, Нгуен Зу. по свидетельству современников, умер в 1820 г. в состоянии глубокой печали и духовной удрученности.

Нгуен Зу, как почти все вьетнамские писатели-классики, писал и на родном языке, и на ханване. Его стихотворения на ханване (их сохранилось более двухсот), очень правдивые и реалистические, зачастую напоминают дневниковые записи. Из произведений на вьетнамском языке стоит особо отметить поэму «Все живое», или «Воззвание к неприкаянным душам» («Тиеу хон»), написанное в жанре буддийского ритуального сочинения. В этом выдающемся по силе эмоциального воздействия произведении поэт рисует мрачную картину общества, в котором нет счастливых людей, а есть только страждущий и обездоленный народ, ввергнутый в нищету и ужасы войны, и те, кто становится жертвами собственных дурных страстей — жажды власти, почестей, богатства.

Главное творение Нгуен Зу и вершина вьетнамской классики— поэма «Стенания истерзанной души», созданная в последние годы жизни поэта. Эта поэма в 3254 стихах повествует о трагической истории женщины изумительной красоты и высоких дарований, любившей и любимой, но которая была вынуждена пройти через два «зеленых терема» (публичных дома), через множество грязных рук. Женщина хочет вырваться из унизительного состояния, однако внешние обстоятельства всегда оказываются сильнее ее и толкают к новому и новому позору. С великим состраданием и психологической проникновенностью описывая злоключения героини по имени Киеу, поэт попутно рисует портреты тех, кто делает Киеу несчастной, кто унижает и втаптывает ее в грязь. Это и мандарин — лихоимец, ввергающий ни в чем не повинную семью в беду, и бесчестные жуиры, стремящиеся извлечь выгоды из трудного положения, в которое попала красивая и талантливая девушка, и содержательницы «зеленых теремов», пекущиеся только о наживе, и придворный сановник и военачальник, не брезгующий вероломством ради победы над врагом — целая галерея социальных типов, отличающихся жизненной достоверностью.

Всем этим служителям социального зла противостоит бунтарь Ты Хай, которому приданы черты богатыря из народного эпоса, рыцаря чести и справедливости. Образом Ты Хая Нгуен Зу, несомненно, отдал дань уважения вождям крестьянских восстаний XVIII в., таким, как Нгуен Хыу Кау и Нгуен Хюэ, личностью которых он восхищался, хотя не одобрял их действия. Прославление бунтовщика, «разбойника» в глазах феодальных властей и преступника из преступников по понятиям конфуцианской морали, было актом большого личного мужества.

Не меньшей смелостью было и изображение свободного чувства двух молодых людей — Киеу и Ким Чонга, которые без ведома и согласия родителей ищут свиданий друг с другом, объясняются в любви и обручаются. Поэт подверг сомнению и старозаветную концепцию женской верности, предписывающую женщине посвятить всю свою жизнь одному мужчине, даже если тот давно умер. В поэме Киеу, прошедшая через ряд жестоких и унизительных испытаний, ниспосланных судьбой, горячо полюбила во второй раз, встретив достойного ее любви героя в лице Ты Хая. Эта вторая любовь, которую ортодоксальный конфуцианец заклеймил бы позором, нашла в Нгуен Зу горячего защитника. Пуританская этика конфуцианства запрещала даже малейший намек на плотскую любовь. Нгуен Зу умеет говорить о ней, не впадая в грубость. Само обращение поэта к теме поруганной красоты, утверждение нравственной чистоты героини при ее очевидной телесной опороченности в корне расходятся с общепринятыми в феодальном обществе представлениями о чистоте и добродетели.

Все эти новые для своего времени гуманистические идеи, облеченные в замечательную художественную форму, обеспечили творению Нгуен Зу оргомный успех у читающей публики еще при жизни поэта Великой заслугой Нгуен Зу является также то, что он развил до высокого совершенства вьетнамский литературный язык, сделал его небычайно богатым и выразительным, способным воспроизводить внешний мир и мир человеческой души во всем их многообразии и сложности. Язык поэмы «Стенания истерзанной души» пленяет своей яркой образностью, прозрачной ясностью, эмоциональностью и мелодичностью, богатством смысловых оттенков при предельном лаконизме.

Творчество Нгуен Зу, являющееся шагом вперед в развитии художественной культуры вьетнамского народа, вместе с тем несег на себе явный отпечаток своей эпохи. Поражение Тэйшонов положило конец большим надеждам на обновление жизни. С реставрацией власти Нгуенов над Вьетнамом вновь опустилась ночь средневековья. В этот период безвременья в самой действительности не было никаких просветов, которые бы поддерживали и направляли усилия тех, кто боролся с социальным злом или бился умом над проблемами человеческого существования. И Нгуен Зу, глубоко сочувствующий страданиям народа и его стремлению к лучшей жизни, заканчивает свою великую поэму тем, что обрекает на смерть свободолюбивого и отважного Ты Хая и призывает людей проникнуться буддийским отрешением от земных забот, покориться непостижимой воле Неба.

Эти идейные слабости, однако, не мешают творению вьетнамского поэта жить в веках, завоевывая любовь поколения за поколением читателей не только в родной стране, но и далеко за ее пределами.

http://www.kurortinfo.ru/vietnam/nguen-zu-i-poema-stenaniya-isterzannoj-dushi/