Курманджан Датка

Курманджа́н (Курманжа́н) Да́тка (кирг. Курманжан Датка; 1811 — 1 февраля 1907) — киргизская государственная и военная деятельница, предводительница и правительница алайских киргизов с 1832 по 1876 годы. Также известна как «Алайская царица», «Королева Юга» и «Мать нации». Имела звание датка (генерал) в Кокандском ханстве и Бухарском эмирате. Полковник Российской императорской армии (1876).

Путь к власти

Курманджан Маматбай кызы родилась в аиле Орок в Алайских горах, в семье киргизов-кочевников из клана Монгуш, населявшего окрестности Оша. Когда ей исполнилось 18 лет, родители Курманджан хотели выдать её замуж за мужчину, который был втрое старше девушки, но она, нарушив традицию, сбежала из юрты жениха и вернулась в дом своего отца, Маматбая, где жила в течение трёх последующих лет.Kurmandjan

В 1832 году богатый алайский феодал бек Алимбек, имевший звание датки и возглавлявший племена алайских киргизов, освободил Курманджан от брачного договора и взял её в законные жёны. Она родила ему шестерых сыновей, была неизменной помощницей и советчицей. Их брак длился 29 лет и оборвался неожиданно: Алимбек, принимавший участие во многочисленных дворцовых интригах в Кокандском ханстве, в 1862 году во время одного из дворцовых переворотов попал в западню и был убит. Правление перешло к его пятидесятилетней супруге.

Сама Курманджан не только пользовалась уважением алайцев, но и фактически опиралась на преданное ей войско в составе 10 тысяч джигитов. Когда кокандский хан Худояр провозгласил алайских киргизов своими подданными и обложил их налогами, правительница не только воспротивилась этому, но и сумела заставить Худояра отказаться от обложения кочевников податями, признать её в качестве нового правителя Алая и присвоить ей почётный титул «датка». Хан, известный своей надменностью, был вынужден встречать Курманджан Датку как самого знатного бека — впервые в Средней Азии и на всём мусульманском Востоке в честь женщины был устроен официальный приём. Признал алайскую правительницу и эмир Бухары Музаффар: он был вторым правителем, пожаловавшим ей титул «датка». На сегодняшний день Курманджан Датка принадлежит к немногочисленной категории женщин, которые когда-либо вставали во главе мусульманского государства.

Ставка Курманджан Датки находилась в небольшом аиле Гульча. Русский учёный А. П. Федченко, путешествовавший по Туркестану и посещавший Алай в сопровождении киргизских джигитов, отметил, что Курманджан «пользуется огромным авторитетом, наши джигиты не говорили о ней иначе, как с великим уважением». С осторожностью и почтением относились к алайской правительнице и кокандские ханы, ценившие её способность сохранять власть над непокорным киргизским народом.

Сопротивление

В 1876 году русские войска вторглись на территорию Кокандского ханства и захватили его. При этом южнокиргизские районы, в частности, Алай, продолжали оставаться непокорёнными. Курманджан Датка, как и шестеро её сыновей, негативно отнеслась к появлению в Алайском регионе войск «Белого царя», настроившись на оказание им сопротивления и формально возглавив борьбу алайских киргизов против русских войск.Kurmanjan2

Абдылдабек, Оморбек, Мамытбек, Асанбек, Батырбек и Камчибек — сыновья датки Алымбека и Курманджан Датки — засели в горных районах южной Киргизии и начали борьбу против вступивших на территорию Памиро-Алая русских частей. Полторы тысячи джигитов, ведомых сыновьями Курманджан Датки, заняли позиции в труднодоступной высокогорной местности Жанырык в 25 верстах от Гульчи. 25 апреля 1876 года произошёл первый масштабный бой киргизов с русскими войсками, продолжавшийся целый день. Русскому отряду удалось вытеснить противника с занимаемых позиций: понеся значительные потери, алайцы были вынуждены отступить. Существенную роль в исходе сражения сыграло вмешательство сарыбагышского манапа Шабдана Джантаева (Шабдан-батыра) — российского ставленника, джигиты которого во главе с Баяке-батыром Кумтугановым активно действовали против повстанцев.

Во время ведения боевых действий Курманджан Датка со своими аилами перекочёвывала в долину Коксу, в пределы Кашгара, однако здесь все аилы Курманджан были в силу своей беззащитности разгромлены уйгурскими кочевниками. Потеряв большую часть скота, киргизская правительница возвратилась на Алай, предприняв попытку ухода в Афганистан. Эта попытка окончилась неудачей: 29 июля части Шабдан-батыра вышли на след Курманджан Датки, настигли и окружили её. Учитывая большое влияние царицы на алайских кыргызов, князь Витгенштейн препроводил Курманджан в штаб, находившийся в Маргелане, не как обычную пленницу, а с особыми почестями. Ей были гарантированы неприкосновенность и полная безопасность.

Примирение с Россией

В штабе Курманджан Датку принимал первый военный губернатор Ферганы, будущий герой русско-турецкой войны генерал Михаил Скобелев. Российский генерал, соблюдая традиционный восточный обычай, угостил её сладостями, обращался к правительнице не иначе как «княгиня» и, согласно легенде, начал разговор с ней следующими словами: «О, мать стольких храбрых сыновей! Считай и меня своим сыном», чем весьма польстил Курманджан Датке. После беседы генерал собственноручно надел на «Королеву Юга» парчовый халат. Датка согласилась на просьбу Скобелева написать сыновьям письмо о прекращении сопротивления, но только взамен на обещание помилования для всех своих сторонников и, в первую очередь, сыновей, а также на назначение последних на правящие должности в новообразованных волостях Туркестанского генерал-губернаторства. Генерал согласился, и тогда Курманджан Датка официально объявила о присоединении земель алайских киргизов к Российской империи. За это российское правительство пожаловало ей чин полковника.Kurmanjan4

После присоединения к России на территории Алая было образовано пять волостей, четыре из которых: Кичи-Алайская, Наукатская, Гульчинская и Узгенская — согласно условию Курманджан Датки — перешли под управление её сыновей Камчибека, Мамытбека, Асанбека и Батырбека соответственно. Не вернулся в Алай лишь старший сын царицы, Абдылдабек. Он отправился для паломничества в Мекку, но по дороге умер от ран, полученных в недавних боях. Русский литератор и бывший народоволец Иван Ювачёв (будущий отец писателя Даниила Хармса), интересовавшийся биографией Курманджан во время своего путешествия по Средней Азии и лично общавшийся с её родственниками, писал, что её сыновья часто злоупотребляли благосклонностью властей и серьёзно превышали свои полномочия.

В дальнейшем Курманджан Датка взяла курс на установление дружественных отношений с российскими властями. Во многом этому способствовал Шабдан-батыр, роль которого среди кыргызов в то время существенно возросла. Более того, есть сведения, что он пытался свататься к давно овдовевшей Курманджан, но она ответила ему отказом.

Политика в составе России

Теперь, в это спокойное время, хочу сказать следующее: весь мой народ и я сама и мои родственники против Вас никогда не замышляли выступить. С нашей стороны никакого вреда нет. Если мой народ сделает плохо, сделает измену, я самым строгим образом накажу виновных, а сама до скончаний моих дней в жизни буду терпеть муки угрызения… Маматбай кызы Курманжан датка.

— из письма Курманджан Датки к генерал-губернатору Михаилу Ионову

Российские политические и военные деятели, лично знавшие Курманджан: Лев Костенко, Михаил Ионов, Константин Кауфман — отмечали её житейскую мудрость, несмотря на отсутствие грамотности, и необычайное уважение среди соотечественников. Многие чиновники лично обращались к Датке за советом. С майором (впоследствии — полковником) М. Е. Ионовым, первым начальником Ошского уезда, Курманджан Датка на протяжении долгих лет сохраняла дружеские отношения, вела длительную переписку, обменивалась подарками и фотографиями.

В 1881 году очередной туркестанский губернатор Кауфман ходатайствовал перед военным министром Дмитрием Милютиным о пожаловании Курманджан Датке пенсии в размере 500 рублей ежегодно, отметив, что царица Алая, потерявшая на границе с Кашгаром бо́льшую часть своего имущества во время бегства в 1876 году, «весьма стеснена в жизни». Однако министерство финансов сочло, что Датка не имеет права на пенсию от правительства и к тому же получает доход с небольшого участка земли. Поэтому размер пенсии был сокращён с 500 до 300 рублей.

Во время памирских походов русской армии Курманджан Датка отдала приказ своим людям доставлять провиант в отряд полковника Михаила Ионова. Она вела себя предусмотрительно и во время многочисленных восстаний на территории бывшего Кокандского ханства, предпочитая занимать пророссийскую или же нейтральную позицию.

Арест и гибель сына

В 1893 году в дом к одному из сыновей Курманджан Датки — Камчибеку — с обыском пришёл русский таможенный объездчик в сопровождении двух стражников, имевший сведения о том, что Камчибек только что получил контрабандный груз из Афганистана, переправленный через Кашгар. Хозяина в это время дома не было, он находился в Оше. Таможенники оскорбили его жену, отрубив ей косу под предлогом того, что в ней спрятаны драгоценности, и нукер Камчибека Ак-Палван решил отомстить за это без ведома своего бека, убив и объездчика, и обоих стражников.

Карасакал, сын старшего брата датки Алымбека, оклеветал Камчибека, сказав, что у того есть жорго (иноходец), способный за одну ночь обернуться из Оша в Алай и обратно. Проверка показала, что жорго уложился в срок. Это стало главной уликой против Камчибека. Вместе с Камчибеком арестовали его брата Мамытбека, племянника Арстанбека, а также Мирзапаяса (племянника жены Мамытбека) и нукера Ак-Палвана по обвинению в контрабанде и убийстве таможенных чиновников. Два года они сидели в тюрьме, ожидая приговора. Всего же по этому делу был арестован 21 человек.

Бывшая правительница поехала в Маргелан к генерал-губернатору Повало-Швейковскому и обратилась к нему с просьбой о помиловании сыновей и внуков. Она сумела спасти Мамытбека, Арстанбека и Мирзапаяса от гибели — смертную казнь заменили каторжными работами в Иркутской губернии. Любимого сына Курманджан, Камчибека, спасти не удалось. 3 марта 1895 года он был повешен вместе с Ак-Палваном на центральной площади города Оша в присутствии матери. Легенда гласит, что первая попытка повешения окончилась неудачей — порвалась верёвка, на что Курманджан сказала: «Всевышний против», попросив отменить наказание. Но чиновник, следивший за казнью, отдал повторный приказ.

Существует версия, что Камчибек всё-таки был помилован указом царя, но помилование якобы пришло слишком поздно, когда осуждённый уже был казнён. Смерть сына оказала сильное моральное воздействие на Курманджан: женщина оставила общественную жизнь, покинула свои владения и стала затворницей, поселившись в деревне Мады неподалеку от Оша.

Последние годы

Вскоре после того, как Курманджан Датка стала отшельницей, о ней доложили императору Николаю II, и он решил пожаловать ей специальный царский подарок — золотые дамские часы с изображением государственного герба империи с цепочкой и брошью, украшенные бриллиантами и розами. В сопровождении многочисленной конной стражи в селение Мады прибыл Ошский уездный начальник, торжественно вручивший «Королеве Юга» подарок императора.

В июне-июле 1906 года, за полгода до смерти Курманджан Датки, в ходе знаменитой Азиатской экспедиции через Алайскую долину проезжал русский путешественник и будущий маршал Финляндии Карл Густав Эмиль Маннергейм. Он остановился в Оше и посетил юрту бывшей киргизской правительницы. В своих походных дневниках Маннергейм оставил воспоминания об алайских киргизах, о своём общении с сыном Курманджан Датки Асанбеком в его ставке и, конечно, о встрече с самой «Алайской царицей». Маннергейм был поражён тем, как просто 96-летняя мусульманка согласилась сфотографироваться, да ещё и верхом на лошади.

Курманджан Датка умерла 1 февраля 1907 года в своём доме в Мады. Она была похоронена в Оше рядом с сыном Камчибеком, казнённым в 1895 году.

Поэтический талант

Курманджан сочиняла стихотворения, подписывая их именем Зыйнат. Современники высоко ценили Зыйнат как поэтессу, ставя её в один ряд со знаменитыми поэтессами Средней Азии XIX века — Надирой, Дильшот, Махзурой. Царица сочиняла произведения не только на родном киргизском языке, но и на тюркском и фарси. До наших дней сохранилась лишь малая часть её поэтического наследия. Относительно широко известно её траурное стихотворение (кошок), посвящённое казнённому сыну Камчибеку. Оно было переведено на несколько языков, в том числе на русский М. Рудовым:

Сокол мой, сынок Камчибек,
Покидаешь ты бренный мир,
Оставляешь неверный мир,
Сеть расставил жестокий век,
Захлестнули тебя петлёй,
Расстаётся душа с тобой.
Я скрутила горе своё,
Чтоб народ от беды сберечь,
В сердце скрыла горе своё,
Чтоб народ в беду не вовлечь.
Ты главы своей не склонил,
Честь джигита ты защитил.
Как в куреше, по пояс гол,
Смерть презревши,
в расцвете сил
Ты на схватку
без страха шёл.
Сын мой верный,
прощай, прости.
Ты шейит на святом пути!

Воспоминания современников

О личностных качествах Курманджан Датки сохранилось очень мало сведений. Известно, что она была в меру аскетична, не увлекалась шумной городской жизнью: и зиму, и лето она проводила в войлочной юрте, кочуя по склонам Алайского хребта.

Офицер российской армии Борис Тагеев, присутствовавший при разговоре Курманджан Датки и Михаила Скобелева, описывал царицу как «киргизку небольшого роста, хотя немолодую, но красивую, одетую в парчовый халат, отороченный каким-то мехом». Других воспоминаний о внешности Курманджан не сохранилось.

Иван Ювачёв лично не был знаком с Курманджан, но со слов её родственников (в частности, сына Мамытбека) описывал царицу в своей книге следующим образом:

В своих длинных красивых речах Курбан-Джан выказывала большой ум и дипломатические способности. Несмотря на старость, глаза её сохраняли ещё живые огоньки, а в чертах лица проглядывала выделяющая её от других киргизок особенная миловидность.

— И. П. Ювачёв

Значение и память

За десять лет единоличного правления в Алайской долине Курманджан Датка показала себя как незаурядный государственный деятель, а легенды, слагавшиеся о Датке, передавались из поколения в поколение и дошли до наших дней.

Курманджан пользовалась огромным авторитетом не только среди алайских и кашгарских киргизов. Русские и зарубежные путешественники, военные и государственные деятели, колониальные чиновники непременно наносили визит Курманджан Датке, если оказывались на юге Киргизии. Истории известен случай, когда люди Курманджан спасли от смерти двух британских эмиссаров, попавших в снежную бурю по пути из Индии в Бухару.

Особенно глубокое впечатление «Алайская царица» оказывала на европейцев. Статьи о легендарной Курманджан Датке, в том числе и прижизненные, публиковались в российских, французских, немецких, польских и многих других европейских изданиях.

В 2002 году была издана книга о Курманджан Датке на трёх языках — киргизском, русском и английском. В 2004 году на проспекте Эркиндик в дубовом сквере в Бишкеке был воздвигнут памятник правительнице. Именем Курманджан Датки также названы улицы в Бишкеке и Оше.

Портрет Курманджан можно увидеть на лицевой стороне киргизских банкнот достоинством 50 сомов всех трёх эмиссий. На оборотной стороне находится изображение архитектурного комплекса в Узгене — городе, когда-то входившем в состав владений Курманджан.

Имя Курманджан Датки носит международная премия, учреждённая Киргизско-Российским славянским университетом. Премия неоднократно вручалась деятелям науки, культуры и политики разных стран, в частности, первым леди Казахстана (Саре Назарбаевой) и России (Людмиле Путиной).

В конце 2010 года в бишкекском кинотеатре «Ала-Тоо» прошла презентация полнометражного документального фильма З. Эралиева «Тоо ханшасы» («Горная царица»), созданного по инициативе Благотворительного фонда Курманджан Датки. На презентации присутствовали официальные лица, в том числе президент Киргизии Роза Отунбаева.

Курманджан Датка — редкая историческая фигура, она взяла на себя ответственность в очень сложный период правления Кокандского ханства, Китая и России. Её мудрость, дипломатические способности спасли нас от гибели и разрушения. Она способна была найти выход из любой сложной ситуации, потому и Россия, и Кокандское ханство вынуждены были с ней считаться.

— Р. И. Отунбаева

Указом президента Киргизии от 28 декабря 2010 года 2011 год в стране был объявлен годом Курманджан Датки, с момента рождения которой исполняется 200 лет. Президент также провела встречу с двумя правнуками Курманджан, киргизским общественным деятелем Чыныбеком Абдыкапаровым и профессором экономики Адылбеком Султанбековым, выразившими своё согласие с решением Розы Отунбаевой.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Курманджан_Датка