Аддисон Джозеф

Джо́зеф А́ддисон (англ. Joseph Addison; 1 мая 1672 — 17 июня 1719) — публицист, драматург, эстетик, политик и поэт, который стоял у истоков английского Просвещения. Аддисон оспаривает у Ричарда Стила и Даниэля Дефо звание первого журналиста в истории Европы. Помимо журнальных статей и политических стихов, его перу принадлежит популярная в XVIII веке трагедия «Катон» (1713).

Молодые годы
   Отличие Аддисона от других литераторов начала XVIII века состояло в том, что он принадлежал к элите английского общества не только по дарованию, но и по рождению и воспитанию. Его отец Ланселот Аддисон — настоятель соборов в Личфильде и Ковентри. В школе Аддисон близко сошёлся со сверстником, Ричардом Стилом, который станет его соавтором на протяжении большей части жизни.addison_djozef
Последние годы XVII столетия Аддисон провёл в Оксфорде, где сначала учился, а потом преподавал сам. Там сохранилась аллея Аддисона, по которой любил прогуливаться литератор. Его стихотворное послание к королю Вильгельму (1695) обратило на него внимание лорда-хранителя печати и графа Галифакса — двух влиятельных представителей партии вигов.
При финансовой поддержке своих покровителей Аддисон предпринял в 1699—1704 гг. продолжительное путешествие по Европе. Во время пребывания в Италии Аддисон направлял на родину стихотворные послания и заметки в прозе. Опубликованному в 1697 г. драйденовскому переводу «Георгик» Вергилия было предпослано вступительное слово Аддисона.

На правительственной службе
   По возвращении в Лондон (1704) Аддисон был принят в члены литературно-политического кружка вигов (Kit-Cat Club), в который помимо его покровителей входили видные драматурги Уильям Конгрив и Джон Ванбру. В августе до Лондона дошли новости о великой победе герцога Мальборо под Бленгеймом. Аддисон отозвался на известие восторженной одой, которая получила высокую оценку в кругах вигов и доставила автору лестное предложение занять в правительстве синекуру, ставшую вакантной после смерти Джона Локка.
Когда в мае 1705 г. виги одержали победу на выборах, перед Аддисоном открылись новые перспективы. Он занял пост заместителя государственного секретаря и возобновил знакомство со Стилом. Последнему он не только помогал при написании пьесы «Нежный муж», но и обеспечил для него место издателя правительственной «Лондонской газеты». В 1708 г. он избрался в парламент, однако на исходе года отбыл в Ирландию в качестве секретаря ирландского наместника графа Уортона.

«Tatler» и «Spectator»
   Во время пребывания Аддисона в Ирландии его товарищ Стил стал трижды в неделю выпускать сатирико-нравоучительный журнал «Tatler» («Болтун»), призванный представлять лондонской публике наглядные примеры джентельменского поведения и хорошего вкуса. Аддисон время от времени пересылал Стилу для публикации собственные материалы, а после возвращения в Лондон зимой 1709 г. взял на себя бремя сочинения всех публиковавшихся в «Татлере» статей.
Издание журнала продолжалось до конца 1710 года. После поражения вигов на выборах Аддисон распределял своё время между парламентской деятельностью и общением с завсегдатаями клуба «Кит-кэт», среди которых ему в этот период был особенно близок Джонатан Свифт (впоследствии он перешёл в стан тори). Успех «Татлера» вдохновил Стила и Аддисона на издание нового журнала в том же духе. На этот раз инициатива принадлежала Аддисону, который видел задачу издания в том, чтобы «вывести Просвещённость из чуланов и библиотек, школ и университетов и поселить её в клобах и ассамблеях, в кофейнях и за чайными столиками».
Этот модный журнал, выходивший под названием «Spectator» («Наблюдатель», «Зритель») практически ежедневно с марта 1711 по декабрь 1712 г., представлял читателям не только политические новости, литературные новинки, обзоры последних веяний в мире моды, но и серьёзные критические разборы. Издатели стремились не столько потакать вкусам публики, сколько возвышать их уровень. Перед читателями «Наблюдателя» проходили галереи модных чудаков, сопровождаемые забавными карикатурами. Особенным успехом пользовались еженедельные эссе Аддисона о мильтоновском «Потерянном рае» — произведении, в то время почти забытом.
Ежедневно по Лондону расходилось до 3000 экземпляров «Наблюдателя», что по тем временам было рекордом, а после закрытия журнала его 555 номеров были переизданы в семи книжках. В 1714 г. Аддисон при содействии двух помощников сочинил и издал ещё 80 номеров «Наблюдателя». На протяжении всего XVIII века издание Аддисона и Стила оставалось образцом общественно-публицистического журнала — ему подражали во Франции, России и других уголках Европы.

Последние годы
   В апреле 1713 г. королевский театр Друри-Лейн поставил трагедию Аддисона «Катон». Постановка наделала много шума и не сходила с английских подмостков до конца столетия. «Катона» подняли на свой щит как тори, так и виги: первые видели в выведенной Аддисоном фигуре Цезаря воплощение удачливого, но опасного для страны полководца, то есть Мальборо; вторые восхваляли фигуру Катона как защитника национальных свобод от тирании иноземных нравов.
Смерть королевы Анны в 1714 году создала предпосылки для возвращения Аддисона к государственной деятельности. До приезда из Ганновера будущего Георга I Аддисон исполнял обязанности секретаря при регентах, а в 1717 г. был назначен государственным секретарём. Женившись на вдове графа Уорика, Аддисон водворился в её роскошной кенсингтонской резиденции Холланд-хаус.
В связи с новыми обязанностями литературная деятельность Аддисона пошла на спад, а его отношения с соратниками по издательской деятельности стали портиться. Комедия «Барабанщик» была поставлена в Друри-Лейн на условиях анонимности автора. В первой половине 1716 г. Аддисон публиковал свои эссе на политические темы. Со Стилом он рассорился из-за билля о правах пэрства, меж тем как язвительный сатирик Поуп вывел его в самом неприглядном виде в своём стихотворном «Послании доктору Арбутноту» (известном русскому читателю по переложению И. И. Дмитриева).
Джозеф Аддисон умер в Лондоне в возрасте 47 лет. Похоронили его в Вестминстерском аббатстве подле могилы лорда Галифакса. Похвалы доктора Джонсона, которых удостоились эссе Аддисона, посмертно возвели его в число самых авторитетных и, по оценке Британской энциклопедии, влиятельных мастеров англоязычной прозы.

Материал взят с сайта http://ru.wikipedia.org/wiki/Аддисон,_Джозеф

Стихи на английском

Цитаты:

Самое важное и самое трудное для мощного духа — это уметь сдерживать себя: пруд спокойно стоит в долине, но чтобы сдерживать его, нужны горы.
Скромность — это не только орнамент, но и страж добродетели.
Титулы и слава предков придают блеск имени, носимому с достоинством, но делают еще более презренным опозоренное имя.
Нескромный человек часто опасней, чем злой, ибо последний нападает только на своих врагов, тогда как первый причиняет вред своим врагам и своим друзьям.

Неудивительно, что большое количество знаний, не будучи в силах сделать человека умным, часто делает его тщеславным и заносчивым.

Ничего люди не принимают с таким отвращением, как советы.

Павлин в своем блеске не выставляет напоказ столько цветов, сколько можно насчитать в праздничном наряде англичанки.

При помощи физических упражнений и воздержанности большая часть людей может обойтись без медицины.

Уверенность в том, что ты любим, смягчает страдания разлуки. Последнее «прости» даже теряет свою горечь, когда в нем еще слышится отзвук любви.

Хорошая книга — это подарок, завещанный автором человеческому роду.

Человек отличается от всех других созданий способностью смеяться.

Чтение для ума — то же, что физические упражнения для тела.

Когда я вижу эти столы, покрытые яствами, мне чудится, что за каждым из них прячется, как в засаде, подагра, водянка, лихорадка и множество других болезней.

Молчание иногда более многозначительно и возвышенно, чем самое благородное и самое выразительное красноречие, и во многих случаях свидетельствует о высоком уме.

Наименее шумливая, наиболее скромная дружба часто наиболее полезная. Поэтому я предпочел бы сдержанного друга не в меру усердному.

Гордость происходит от недостаточного размышления и незнания самого себя.

Зачем говорить мне, что мое счастье не более как греза? Если даже оно греза, пусть дадут мне ею насладиться.

Без постоянства не может быть ни любви, ни дружбы, ни добродетели.

Брак отличается той особенностью, что с ним прекращается поклонение идолу. Когда мужчина ближе присматривается к своей богине, она снова становится простой женщиной.

В беседах с глазу на глаз между близкими друзьями мудрейшие люди очень часто высказывают весьма слабые суждения, потому что разговор с другом — это то же самое, что мысли вслух.

Материал взят с сайта http://alinka.net/util/index.php?f=150