Анатомическая терминология эрзянского языка

В настоящее время, когда большая часть финно-угорских языков на территории Российской Федерации являются государственными и имеют одинаковый статус с языком межнационального общения, фундаментальные исследования в области анатомической, ботанической, зоонимической и т. д. лексики приобретают особую значимость. Наряду с вопросами совершенствования общественно-политической лексики встает проблема создания на основе исконных языков естествоведческой терминологии, поэтому первоочередной задачей, стоящей перед лингвистами на данном этапе, нам видится активное направление и регулирование процессов терминотворчества. При отсутствии же специальной терминологии на родных языках не может быть и речи о выполнении языком в полном объеме своих социальных функций: о делопроизводстве на родных языках, о включении в учебный процесс таких дисциплин, как ботаника, анатомия, ветеринария и т. д.

Одну из важнейших проблем современного финно-угорского языкознания составляют многоаспектное описание лексико-семантической системы языков во взаимосвязи онтологии и функционирования единиц различного структурного и содержательного плана, выявление характера и форм системных связей в лексико-семантических подсистемах. Особое значение приобретает изучение терминологических систем, так как именно с проблемами терминологии сопряжены вопросы ускорения и точной передачи различного рода информации, устранения языковых барьеров между людьми.

Анатомическая терминология принадлежит к числу наименее исследованных систем, поскольку крайне неоднородна по своему составу. В то же время необходимость ее исследования диктуется тем, что она занимает особое место в периферийной зоне между общеупотребительной и специальной лексикой, что происходит все более активное усвоение русской заимствованной анатомической терминологии со стороны носителей языка. Проникновение данного пласта лексики в общелитературный язык является следствием двуединого процесса, активизировавшегося в последние десятилетия XX в., когда неизмеримо возрос поток различного рода информации в виде различных публикаций, теле- и радиопередач, в частности на медицинские темы. Повысился и уровень образования населения. Все эти факторы экстралингвистического характера приводят к тому, что грань между «узкоспециальными» и «общеупотребительными» медицинскими терминами постепенно стирается и первые, покидая свои терминологические поля, интенсивно начинают входить в литературный язык. Особенно активно этот процесс выхода специальных терминов из ограниченной сферы употребления в языке специалистов в повседневную жизнь идет по линии врач ~ пациент, в социальной роли которого может оказаться любой из носителей языка. Следовательно, общеязыковая тенденция проникновения термина во все другие функциональные стили очевидна и для анатомической терминологии.

Все вышесказанное обусловливает первоочередную необходимость создания на базе исконных финно-угорских языков собственной анатомической терминологии.

Строение человека — та область, номенклатура которой должна была возникнуть уже на самой ранней стадии развития языка вообще. В финно-угорском языке-основе, безусловно, были названия для всех основных наружных частей тела человека. Другое дело, что на современном этапе развития финно-угроведения реконструкции подверглись лишь некоторые из них. Так, вполне достоверными оказываются реконструкции названий таких органов и частей тела человека, как глаз (*silmä — [4, 479]), ухо (*peljä — [4, 70]), голова (*рäɳе — [4, 365]), зуб (*piɳe — [4, 382]), рука (*käte — [4, 140]), кожа (*kere — [4, 149]), ноготь (*künče — [4, 157]), рот (*kürke — [4, 161]) и некоторые другие. О названиях же большинства частей тела человеческого организма в финно-угорском языке-основе судить трудно, да и просто невозможно, поскольку современные языковые группы финно-угорской семьи языков дают для этих частей тела свои отдельные названия, а письменные памятники, которые свидетельствовали бы о древнем состоянии языков, вообще отсутствуют.

Как известно, анатомическое строение человеческого организма состоит из таких основных систем, как опорно-двигательный аппарат; внутренние органы и эндокринные железы; сердечно-сосудистая система; нервная система и органы чувств человека. С учетом этого деления и опираясь на результаты исследования А. Н. Ракина, приведем анатомическую терминологию эрзянского языка в зависимости от объекта наименования частей и областей человеческого организма.

  1. Остеологическая терминология (остеология — учение о костной системе человеческого организма):

— кости туловища: копореловажа, кутьмереловажа «позвоночник», меште-ловажат «грудная клетка»; ирдез «ребро» и т. д.;
— кости головы: пряколган, пряловажа «череп», кургоменелень ловажа «небная кость»; пейловажа, пейпакарь, пейсаласке «челюсть»; судоловажа «носовая кость»; прябокань ловажа «височная кость» и т. д.;

— кости добавочного скелета:

  • верхних конечностей: кедьэрьге, кедьполда «гороховидная кость», кенерепакарень ловажа «локтевая кость»; лавтовловажа «плечевая кость» и т. д.;
  • нижних конечностей: качоловажа «бедренная кость»; пильгеполда «щиколотка»; пильгесуронь ловажат «кости пальцев стопы»; кочкаряловажа «пяточная кость»; кумажапря «коленная чашечка» и т. д.
  1. Артрологическая терминология (артрология — учение о соединении костей): мештеловажань эзнеть «суставы грудной клетки»; кедьэзнеть «суставы верхней конечности, суставы руки»; лавтовэзне «плечевой сустав»; кенерепакарень эзне «локтевой сустав» и т. д.
  2. Миологическая терминология (миология — учение о мышцах): пильгепеке «икра ноги», кедьпеке «мускулы руки»; копорень сант «мышцы спины»; пекень сант «мышцы живота»; кирьгасант «мышцы шеи» и т. д.
  3. Спланхнологическая терминология (спланхнология — учение о внутренностях):

— пищеварительная система: кель «язык»; келькопорь «спинка языка»; кельюр «корень языка»; кургоменель «нёбо»; чевте кургоменель «мягкое нёбо»; кургопотмо «полость рта»; сюло «кишка» и т. д.;

— дыхательная система: судопотмо «носовая полость»; вежкель «надгортанник»; кирьгасант «гланды»; тевелявт «легкие» и т. д.;

— мочеполовой аппарат: пиче «почка»; чурамоначконь пувамс «мочевой пузырь»; ал «яичко, яичники»; монакудо «мошонка»; чурамоначконь лисема тарка «мочеиспускательный канал» и т. д.

  1. Названия эндокринных желез человеческого организма: сэря «железа на шее»; пичелангакст «надпочечники»; щитовидной железа «щитовидная железа» и т. д. Необходимо отметить, что данный раздел анатомии человека почти не имеет исконных обозначений.
  2. Сенсологическая терминология (сенсология — учение об органах чувств):

— органы зрения: сельмеумарь «глазное яблоко», сельмеашо «белок глаза»; сельмеава, сельмеломань, сельмеэрьге «зрачок» и т. д.;

— органы слуха: пиле «ухо»; пилепотмо «полость уха»; пилеваря «наружный слуховой проход» и т. д.;

— органы обоняния и органы вкуса: судо «нос», судопотмо «оболочка носа», кель «язык» и т. д.;

— органы осязания: кедь «кожа, общий покров тела»; сельмепона «ресница»; сельмечирьке «бровь»; чамапона «пух на коже лица»; черь «волос» т. д.

  1. Ангиологическая терминология (ангиология — учение о кровеносной системе): верьсан «артерия»; ceдeй «сердце»; седейсант «кровеносные сосуды сердца»; седеень пекстамкат-панжомкат, седеень клапант «клапаны сердца»; чечей «селезенка» и т. д.
  2. Неврологическая терминология (неврология — учение о нервной системе): удем «мозг»; пряудем «головной мозг»; пряудемень менчевкст «извилины головного мозга»; пряудемень лангакс «кора головного мозга»; пряудемень покш полушариянь лангакс «кора больших полушарий головного мозга» и т. д.

В результате детального исследования различных лексикографических источников эрзянского языка приходится констатировать, что во всех имеющихся в нашем распоряжении источниках [2; 3] зафиксировано всего 716 лексических единиц, являющихся обозначениями частей и областей человеческого организма.

Многие объекты номинации не нашли своего отражения в эрзянских словарях, хотя лексемы, их обозначающие, активно употребляются в диалектах эрзянского языка. Таковых, по нашим подсчетам, оказалось около 200. Вместо них в литературном эрзянском языке активно употребляются заимствования из русского языка, например: скелет — камбраз; затылкань ловажа — човоньловажа, пулакшловажа; лехкойть — тевелявт; печень — максо и т. д. На наш взгляд, это является результатом небрежного отношения к ресурсам родного языка, а часто и просто незнания лексического богатства родного языка.

В заключение хотелось бы назвать основные способы образования анатомической терминологии мордовских языков: терминологизация; суффиксация; образование составных, сложных, парных слов; привлечение иноязычных (в частности, латинских, русских) заимствований; привлечение данных эрзянских и мокшанских диалектов.

С целью пробуждения интереса к терминологической работе, к словотворческой деятельности, направления их по нужному руслу желательно в вузах ввести спецкурсы и спецсеминары по терминоведению. На наш взгляд, сегодня нужно добиться перелома в психике человека, в его сознании относительно необходимости формирования своей национальной терминологии. Многие относятся к этому с недоверием. Сейчас необходимо возвращаться к тому, что делалось в 20-30-х гг. прошлого века, в бурный период языкового строительства, когда шла активная работа над составлением различных терминологических словарей.

Библиографический список

  1. Ракин, А. Н. Антропотоминимическая лексика в пермских языках / А. Н. Ракин. — Сыктывкар, 1996. — 156 с.
    2. Эрзянь-рузонь валкс. — М. : Русский язык ; Дигора, 1993. — 803 с.
    3. Paasonen, Н. Mordwinisches Wörterbuch / Н. Paasonen. — Helsinki, 1990-1996. — В. 1-4. — 2703 с.
    4. Redei, K. Uralisches Etymologisches Wörterbuch / K. Redei. — Budapest, 1986-1988.


    А. М. Кочеваткин

    АНАТОМИЧЕСКАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ ЭРЗЯНСКОГО ЯЗЫКА

    (Финно-угорский мир. — № 1 (14). — Саранск, 2013. — С. 13-15)


     

http://www.philology.ru/linguistics3/kochevatkin-13.htm