Дравидийские языки

Дравидийские языки (дравидские языки) — семья языков на территории Южноазиатского (Индийского) субконтинента. Распространены главным образом в Индии, особенно в южных штатах, а также в Пакистане, Южном Афганистане, Восточном Иране (язык брахуи), частично в Шри-Ланке, странах Юго-Восточной Азии, на островах Индийского и Тихого океанов и в Южной Африке. Общее число говорящих 192 млн. чел., свыше 95% из них пользуются четырьмя языками: телугу, тамильским языком, каннада и малаялам.

Генетические связи с другими языковыми семьями неясны. Наиболее убедительна гипотеза о родстве (или тесных языковых контактах) с уральскими языками, выдвинутая Р. Колдуэллом.

Генетическая классификация дравидийских языков окончательно не разработана. В 19 — 1-й половине 20 вв. дравидологические исследования опирались на классификации Колдуэлла и С. Конова, по которым дравидийские языки подразделялись на 3 группы: южную (тамильский, каннада, малаялам, телугу, тулу и другие языки Южной Индии), центральную (гонди, куи, парджи, колами и другие языки Центральной Индии) и северную (курукх, малто, брахуи). Б. Кришнамурти разделил южнодравидийскую группу на 2 подгруппы: 1) тамильский, малаялам, каннада, кодагу, кота, тода, ирула и другие; 2) телугу, гонди, конда, пенго, манда, куи, куви. М. С. Андронов подразделяет дравидийские языки на 7 групп: северо-западную (брахуи), северо-восточную (курукх, малто), центральную (колами, парджи, найки, гадаба), гондванскую (гонди, конда, пенго, манда, куи, куви), юго-восточную (телугу), юго-западную (тулу, корага, беллари) и южную (тамильский, малаялам, каннада, тода, кота, кодагу и другие).

Этногенез дравидов, их первоначальные миграции, историческое развитие отдельных дравидийских языков и их групп недостаточно исследованы. Большинство исследователей признаёт существование протодравидийской языковой общности, распадение которой, по данным глоттохронологии (Андронов), началось в 4-м тыс. до н. э. Предполагается, что миграции дравидов на территорию Индийского субконтинента происходили раньше, чем миграции носителей других языков индийского лингвистического ареала (индоарийских и мунда). Контакты с индоарийскими и мунда языками имели большое значение для развития дравидийских языков.

Для фонологической системы дравидийских языков типична реконструируемая для протодравидийского языка модель, насчитывающая 5 пар чистых гласных фонем, различающихся по долготе/краткости, и 18 согласных — 6 рядов смычных (велярные, палатальные, ретрофлексные, альвеолярные, дентальные, лабиальные: парами «шумный — носовой») и 6 щелевых и сонантов (в т. ч. щелевой и латеральный ретрофлексного ряда). Придыхательные смычные и сибилянты отсутствуют. Позиционная и комбинаторная дистрибуция фонем характеризуется рядом ограничений: недопустимость зияния, отсутствие ретрофлексных, альвеолярных, латеральных и вибрантов (дрожащих) в начальной позиции; ограниченные сочетания согласных и др. Противопоставление глухих и звонких согласных нефонематично. Смычные представлены напряжёнными и ненапряжёнными вариантами, различающимися по звонкости/глухости.

В современных дравидийских языках изменилась дистрибуция некоторых протодравидийских фонем, образовались новые фонологические единицы за счёт фонемизации позиционных вариантов. В системе вокализма развилось чередование гласных высокого и среднего подъёма в южнодравидийских языках, лабиализованные гласные переднего ряда в языках тода и тулу; гласные среднего ряда среднего и высокого подъёма в языках тода, кодагу, куруба, корага, беллари; назализованные гласные в куви, курукх и брахуи и т. д. В системе консонантизма — нейтрализация во всех языках, кроме тамильского, малаялам, кота, тода, касаба и конда, противопоставления дентальных альвеолярным; сокращение ретрофлексного ряда с утратой ретрофлексных щелевого (сохраняется только в тамильском и малаялам), латерального (сохраняется только в языках южной группы и телугу) и носового (сохраняется в южнодравидийских языках, пенго и курукх); фонемизация глухих и звонких согласных; глухие и звонкие латеральные в тода и брахуи; фонемизация спирантов — во всех языках, кроме тамильского и малаялам; образование двух рядов велярных в северно­дравидийских языках; гортанная смычка в языках северо-западной, северо-восточной и гондванской групп. Расширилась комбинаторная и позиционная дистрибуция гласных и согласных: допускаются зияние в тода, куи, брахуи, многокомпонентные сочетания согласных в тода, кота и малто; появились ретрофлексные латеральные и вибранты в начальной позиции.

Для морфологии характерно сочетание аффиксального словоизменения и словообразования с развитым аналитизмом. Преобладающий тип морфемной связи — суффиксальная агглютинация (префиксация отсутствует; фузия встречается редко). Морфема, как правило, односложна, средняя длина морфемной цепочки 3-4 морфемы, максимальная — 9-10 морфем. Система частей речи включает 3 класса знаменательных слов: 1) имена с подклассами имён существительных, прилагательных, числительных, подражательных (имитативных) слов и наречий; 2) местоимения; 3) глаголы (с подклассами финитных и нефинитных форм), а также служебные слова (послелоги, союзы, союзные слова, частицы) и междометия.

Имя характеризуется грамматическими категориями числа (во всех дравидийских языках 2 числа — единственное и множественное), рода, падежа и притяжательности. Категория рода (отмеченная во всех языках, кроме тода, куруба, касаба и брахуи) носит лексико-грамматический характер: в большей части дравидийских языков в единственном числе различаются 2 рода — мужской (названия лиц мужского пола) и немужской; в тамильском, малаялам (диалекты), каннада, кота, кодагу, тулу и пенго — мужской, женский (лица женского пола) и средний (животные и неодушевлённые предметы). Во множественном числе языки групп парджи — колами и гонди — куи сохраняют оппозицию мужской — немужской род; в остальных языках «эпиценовый род» (названия групп людей) противопоставлен среднему.

В склонении имён различаются 2 основные формы падежа — именительный падеж и общекосвенный (атрибутивный), который в большинстве дравидийских языков выступает как основа для образования конкретных падежей и дифференцирует типы склонения (от 2 в кота до 5-6 в телугу, куи, куви). Грамматические значения конкретных падежей передаются с помощью аффиксов и послелогов. Число падежных форм колеблется от 4-5 (пенго, конда, манда, курукх) до 10-11 (кодагу, куруба, касаба, брахуи).

Категория притяжательности выражена притяжательной формой (атрибутивная форма имени + аффикс рода и числа). Все названные грамматические категории имеют существительные и числительные. Прилагательные изменяются только по категории притяжательности (но в атрибутивной форме неизменяемы), наречия — по категориям притяжательности и падежа, подражательные слова — по категориям числа и падежа. Числительные подразделяются на количественные и порядковые, образующиеся в большей части дравидийских языков аналитически.

Местоимения делятся на местоимения-существительные, местоимения-прилагательные, местоимения-числительные и местоимения-наречия. По лексико-семантическим признакам выделяются личные, возвратные, указательные и вопросительные, в южнодравидийских языках, телугу и куи — также собирательные местоимения; относительных местоимений нет; функции неопределённых и отрицательных местоимений выполняются вопросительными (+ эмфатические частицы). Имеется особая форма инклюзивного личного местоимения (я / мы + ты / вы), кроме корага, беллари, каннада (диалекты), найки, парджи, гадаба, гонди (диалекты) и брахуи языков. Морфологически личные местоимения отличаются от имён классифицирующей категорией лица и особым способом образования общекосвенного падежа (внутренняя флексия, супплетивизм). Указательные местоимения различают несколько дейктических подразрядов (4 «плана» — в куи и куви, 3 — в тулу, пенго, манда, курукх и брахуи, 2 — в остальных).

Глагол характеризуется противопоставлением основ переходных и непереходных глаголов, а также позитивных («делать») и негативных («не делать») основ, в большинстве языках маркируются переходные и негативные основы; особые показатели для непереходных глаголов отмечены в малто и брахуи; в языках курукх и малто отрицание глагольного действия выражается, как в индоарийских языках, особыми частицами. Глаголу присущи словоизменительных категории времени, наклонения, лица и числа. Временнáя система основана на противопоставлении прошедшего и настояще-будущего (общего) времени. Наблюдается тенденция к формальному выделению настоящего времени и к усложнению темпоральных оппозиций аспектуальными (граммемы «длительности», «завершенности» и т. д.), в результате чего в различных дравидийских языках насчитывается от 2 (корава, кодагу, куруба) до 5-6 [брахуи, гонди (диалекты), курукх] временных форм. Категория наклонения включает изъявительное и косвенные наклонения — повелительное, желательное и сослагательное (условно-предположительное). Категории рода, лица и числа являются согласовательными. Залог отсутствует. Грамматические значения выражаются агглютинативными суффиксами, а также аналитически — с помощью связочных и вспомогательных глаголов. Типичная структура финитной формы: основа + (аффикс переходности) + (аффикс негативности) + аффикс времени, наклонения + аффикс лица, рода, числа. В состав неличных форм глагола входят причастия, деепричастия, инфинитивы, супины (отсутствуют в каннада, телугу, языках Центральной и Северо-Восточной Индии и брахуи), глагольные имена («имена действия»), причастные имена и условно-временные деепричастия (отсутствуют в курукх, малто и брахуи).

Служебные слова генетически соотносятся со знаменательными: послелоги восходят, как правило, к падежным словоформам существительных и наречиям, союзы и союзные слова — к неличным формам связочных и вспомогательных глаголов. Частицы выражают конкретные грамматические значения (например, звательного падежа), синтаксические отношения (сочинение), различные виды модальности (эмфазис, сомнение). Особым видом частиц являются форманты, образующие так называемые эхо-слова.

Основные способы словообразования — суффиксация и словосложение. Наиболее распро­стра­нён­ные типы сложных слов — сочинительный («отец + мать» > «родители») и детерминативный («дерево + коробка» > «деревянная коробка»).

Для синтаксиса характерен фиксированный порядок слов в простом предложении — подлежащее + (дополнение) + сказуемое — и атрибутивной синтагме — определение + определяемое. Вопросительные предложения и сочинительные словосочетания образуются с помощью особых частиц. Характерно употребление (в утвердительной и отрицательной форме) двух связок со значением «быть, существовать» и «являться, делаться». Именное сказуемое без связки согласуется с подлежащим не только в роде и числе, но и в лице. В сложноподчинённых предложениях функции придаточных выполняются, как правило, самостоятельными причастными, деепричастными, инфинитивными и глагольно-именными оборотами.

Письменность существует на тамильском языке, телугу, тулу, каннада и малаялам, остальные языки бесписьменные.

Литература

Зограф Г. А., Языки Индии, Пакистана, Цейлона и Непала, М., 1960;
Андронов М. С., Дравидийские языки, М., 1965;
Андронов М. С., Сравнительная грамматика дравидийских языков, М., 1978;
Bloch J., Structure grammaticale des langues dravidiennes, P., 1946;
Caldwell R., A comparative grammar of the Dravidian or South-Indian family of languages, Madras, 1956;
Emeneau M. B., Brahui and Dravidian comparative grammar, Berk. — Los Ang., 1962;
Emeneau M. B., Dravidian linguistics, ethnology and folktales. Collected papers, Annamalainagar, 1967;
Emeneau M. B., Dravidian comparative phonology, Annamalainagar, 1970;
Burrow T., Collected papers on Dravidian linguistics, Annamalainagar, 1968;
Dravidian languages, «Current Trends in Linguistics», 1969, v. 5, pt 2;
Zvelebil K., Comparative Dravidian phonology, The Hague, 1970;
Shanmugam S. V., Dravidian nouns, Annamalainagar, 1971;
Subrahmanyam P. S., Dravidian verb morphology, Annamalainagar, 1971.

Burrow T., Emeneau M. B., A Dravidian etymological dictionary, Oxf., 1961-68.

http://www.philology.ru/linguistics4/gurov-90.htm