Карибские языки

Карибские языки (караибские языки) — одна из семей индейских языков Южной Америки. Насчитывает свыше 100 языков, распространенных на территории Гайаны, Суринама, Французской Гвианы, Венесуэлы, Северной Бразилии и частично в Колумбии и внутренних районах Бразилии. Общее число говорящих около 170 тыс. человек. Наличие карибского суперстрата отмечается также в т. н. островном карибском языке на Малых Антильских островах и в Центральной Америке, относящемся к аравакской языковой семье. По классификации Дж. Х. Гринберга, карибские языки объединяются вместе с языками же, пано, намбиквара, уарпе, пеба, витото (уитото) и другими в же-пано-карибскую макросемью (иногда их сближают также с аравакскими и хока-сиу языками). В семью карибских языков иногда включают языки, традиционно относимые к другим семьям, например каранкава, чоко и др. Существующие классификации карибских языков основываются главным образом на географических принципах. Ч. Лоукотка разделяет карибские языки на 24 группы: западную (карибский язык и др.), восточную (вайяна, апалаи и др.), трио, чикена, ваиваи, яуапери, паушиана, макуши, пемон (языки пемон, арекуна, акаваи и др.), макиритаре, мапойо, паваре, таманако (языки таманако, чайма и др.), яо, шебайи, мотилон, пихао, опоне, карихона, патагон, арара, палмела, пиментейра и шингу (языки ярума, бакаири, науква и др.). Затрудняет классификацию слабая изученность ныне существующих языков и недостаток материалов по уже исчезнувшим языкам, традиционно причисляемым к карибским языкам. Например, все известные материалы по языкам группы пихао (пихао, панче, пантагора, колима, мусо) составляют списки не более чем в 40 слов, по языку патагон — 5 слов, что вынуждает некоторых ученых относить подобные языки к числу неклассифицированных.

Фонетическая система карибских языков характеризуется довольно бедным консонантизмом: обычно здесь представлена только одна серия смычных (глухие или звонкие) и одна серия фрикативных (глухие). Среди сонорных не различаются r и l. В системе вокализма обычно имеются гласные i, e, a, ƭ, u, o, реже ə и иногда их долгие и назализованные корреляты, широко распространены дифтонги. Для карибских языков характерна тенденция к открытости слога, хотя в положении между гласными встречаются сочетания «сонорный + шумный». Довольно высок удельный вес двух- и трехсложных корней.

Морфологический строй карибских языков — агглютинативный (имеются случаи инкорпорации, например в языке бакаири kaxiang axegodeli ‘я-свою-голову-ударяю’, где anga ‘голова’, xego ‘ударять’). Именное словоизменение характеризуется наличием лично-притяжательных префиксов: в карибском языке tōpuru ‘мой камень’, atōpuru ‘твой камень’, itōpuru ‘его камень’, titōpuru ‘его (собственный) камень’, kitōpuru ‘наш (мой и твой) камень’. Падежи отсутствуют. Категория числа выражается общими для имени и глагола суффиксами. Аналогично изменяются многочисленные послелоги.

Личные префиксы переходного глагола совпадают с лично-притяжательными префиксами имен. Выбор личных префиксов переходного глагола зависит от того, какую комбинацию лиц субъекта и объекта требуется выразить: кариб. sarōya ‘Я беру его’, marōya ‘Ты берешь его’, kisāroya ‘Я и ты берем его’, karōya ‘Я беру тебя / Ты берешь меня’, yāroyañ ‘Он берет тебя’, kināroyañ ‘Он берет его’ и т.п. Глагол имеет также формы каузатива, взаимности, возвратности, медиоактива (непереходные глаголы активного действия, образованные от переходных), и, по-видимому, пассива. Различаются 3 формы императива: вайяна onam-kə ‘спрячь (здесь)’, onam-ta ‘пойди и спрячь’, onam-kƭ ‘приди и спрячь’. Временная система включает настоящее (выступающее и в значении будущего), недавнопрошедшее и давнопрошедшее времена. Суффиксы вида обычно выражают значения завершенности действия, перфективности, повторности, длительности, модальные суффиксы — долженствование, желательность и ирреальность действия. Повторяемость, продолжительность действия может выражаться редупликацией. Довольно развита система как именных, так и глагольных словообразовательных суффиксов.

Указательные местоимения противопоставлены по признакам близкий / далекий и одушевленный / неодушевленный. Практически все числительные первого десятка либо являются производными (бакаири ahage-ahage ‘4’, букв. ‘2 + 2’, ahage-ahage-tokale ‘5’, букв. ‘2 + 2 + 1’), либо сохраняют этимологическую связь с существительными (кариб. aiyato :ne ‘5’, букв. — ‘рука на одной стороне’, aiyapato :ro ’10’, букв. — ‘рука на другой стороне’ и т.п.). Для обозначения числа 20 используется существительное ‘человек’.

Порядок слов в предложении с переходным глаголом характеризуется построениями как SOV, так и OSV: кариб. moxko kurūpi moxko kari?na enēyañ или moxko kari? na enēyañ moxko kurūpi ‘Курупи [имя собств.] увидел индейца’. Определение предшествует определяемому.

Литература

Steinen K. von den. Die Bakairi-Sprache. Leipzig, 1892.
Armellada C. de. Grammática y diccionario de la lengua pemón, v. 1-2. Caracas, 1943-44.
Goeje C.H. de. Etudes linguistiques Caraibes, v. 2. Amsterdam, 1946.
Tovar A. Catálogo de las lenguas de América del Sur. Buenos Aires, [1961].
Shafer R. Vergleichende Phonetik der karaibischen Sprachen. Amsterdam, 1963.
Hoff B.J. The Carib language. The Hague, 1968.
Basco (ed.). Caribspeaking Indians: culture, society and language. Tuckson, 1977.
Derbyshire D.C., Pullum G.K. A select bibliography of Guiaka Carib languages, IJAL, 1979, v. 45, № 3.


 

М. Е. Алексеев

КАРИБСКИЕ ЯЗЫКИ

(Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 213-214)

http://www.philology.ru/linguistics4/alekseev-90c.htm