Памирские языки в условиях языкового сдвига

Л. Р. Додыхудоева

ПАМИРСКИЕ ЯЗЫКИ В УСЛОВИЯХ ЯЗЫКОВОГО СДВИГА

(Языковая политика и языковые конфликты в современном мире. — М., 2014. — С. 430-437)

The paper presents an overview of a variety of situations typical to the Iranian languages that are located in the area of Pamir-Hindu Kush. We analyse in particular sociolinguistic situations of minor Iranian languages and their status in such countries, as Tajikistan and Afghanistan, and in addition Pakistan and China.

In this perspective we give analysis of environment of the Iranian languages that are or were historically situated out of the mainstream of Iranian languages. These situations are typical for spoken languages in various non-Persianate countries, such as marginal Saryqoli and Wakhi in China; in these cases the process of language shift is most intensive. This type of the sociolinguistic situation can be supplemented by the state of Ishkashimi in Afghanistan, where the process of language shift is in progress, and has come a long way in one part of the community and finalized in the other, as local communities do not speak mother tongue any longer.

We examine situations of pressure of one minor language on the other, and discuss migration, and cross-cultural processes. In conclusion we propose approaches to the problems of endangered Iranian languages.

В настоящем докладе дается анализ ряда социолингвистических ситуаций, в которых находятся иранские языки Памиро-Гиндукушского региона. Здесь распространены крупные и малые иранские языки, с одной стороны, западноиранские персидский/дари/таджикский, с другой — группа восточноиранских памирских языков (куда помимо шугнано-рушанской группы входят также язгулямский, ишкашимский, сангличский и ваханский языки). Памирские языки были сконцентрированы в районе исторического Бадахшана, который в результате «Большой игры» Британии и России был поделен на зоны влияния и разделен административно-политическими границами между несколькими странами — такими, как Афганистан, Таджикистан, Пакистан и Китай. Несмотря на неоднократный передел зон влияния, данный регион представляет собой единую языковую и культурную область. Некогда на этой территории преобладали в качестве административных, литературных или языков межэтнического общения различные иранские языки, такие как: восточноиранские хотаносакский, согдийский, бактрийский и западноиранский персидский язык. Сегодня они утратили свои позиции, первые три исчезли, а персидский язык сохранился в национальных вариантах (персидский, дари, таджикский) лишь в трех странах Иран, Афганистан и Таджикистан, где является государственным языком. Все миноритарные иранские языки региона находятся под угрозой исчезновения. В настоящем докладе мы рассмотрим те малые иранские языки, которые в прошлом были или ныне оказались в стороне от основного массива распространения иранских языков, и об окружающей их среде. В таких случаях процесс языкового сдвига наиболее интенсивен.

К подобным случаям можно отнести ситуацию носителей ваханского языка, которые оказались разбросаны на огромной территории в четырех странах. Этот тип социолингвистической ситуации может быть дополнен состоянием ишкашимского языка в Таджикистане и Афганистане, где процесс языкового перехода идет полным ходом и одна часть сообщества уже перешла на другой язык, а в других общинах еще говорят на родном языке. Кроме того, особый тип представляет собой социолингвистическая ситуация сарыкольского языка, распространенного в Китае.

Факторы угрозы исчезновения языка и языкового сдвига

Мы рассматриваем основные факторы, ведущие к угрозе существования языка и языковому сдвигу в истории развития иранских языков региона. Для этого мы разбили данные факторы на две группы: явления языкового сдвига на ранних исторических этапах и новый этап, который начинается с 1980-х годов.

Рассмотрим ранние факторы, ведущие к языковому сдвигу.

Принудительная смена религии и языка

К этой категории относится случай забвения средневековых языков бактрийского, хотаносакского и согдийского языков (документально подтвержденных буддистскими, христианскими и манихейскими текстами) с переходом их носителей в ислам. Этот ряд может быть дополнен исчезновением на более позднем этапе — в результате противоборства религиозных направлений внутри ислама (шиизм, исмаилизм и суннизм) — восточноиранских старованджского языка в XVII–XIX вв. в Таджикистане и зебакского на территории Афганистана в XIX в.

Политическое соперничество

Конфликт интересов, имевший место в XIX в. между Россией и Британией в регионе Большого Памира, известный как «Большая игра», привел к разделению региона на несколько блоков вдоль реки Амударья в качестве границы. В то же время основные памирские княжества (и их языки) были разделены границей на две части (Рушан, Шугнан, Ишкашим и Вахан). Создание новых государств под британским или российским протекторатом повлекло потерю престижа местных языков и задало новую языковую иерархию, в которой автохтонные языки заняли неравное положение. При этом языки правящих стран отодвинули на второй план официальные языки княжеств (русский/английский — персидский/таджикский), а миноритарные языки, на которых говорило население, были сдвинуты в маргинальную зону.

Смена социолингвистической ситуации и новые контактные языки

В 1950-х гг. рушанцы, язгулямцы, ваханцы и пр. памирцы, а в 1970-х гг. ягнобцы были принудительно переселены в долины Центрального Таджикистана. Еще ранее уязвимость экосистемы вынудила ваханские общины мигрировать и начать новую жизнь в многоязычной среде в Пакистане (где говорят на языках бурушаски, кховар, шина, и урду), в Китае (кыргызский, уйгурский, китайский языки) и Мургабе (кыргызский язык).

Экологические катастрофы, регулярные сходы снежных лавин, сели и оползни, недостаток природных ресурсов, голод, внешние набеги, захват территорий и преследования вынуждали население к перемещению и изоляции. Так, сарыкольские общины впервые сдвинулись в район Сарыкола, что в Китае, еще приблизительно в XI в. Землетрясение и сход ледника в 1911 г. в Бартанге и образование Сарезского озера дало начало второй волне переселенцев в ту же долину. В XVII–XIX вв. часть ваханцев, мунджанцев и рушанцев переселилась в долину реки Шахдара и полностью перешла на шугнанский язык и ассимилировалась.

Языковое неравенство

Неравенство между социальными группами конкретного общества дополнялось неравенством между различными этническими группами и их языками (персидский/таджикский и памирские языки, а также среди самих памирских языков). Члены нижних слоев общества не знали другого языка, кроме родного, который передавался от одного поколения к другому по линии отца. С дополнительными языками были знакомы только главы общины или семьи, образованные люди и религиозные лидеры. Отсутствие безопасности (в дополнение к крайней бедности) в жизни горцев вело к обособленности, сокрытию и маскировке коренного образа жизни, этнической и религиозной идентичности и родного языка и, таким образом, к еще более высокому уровню изоляции. Преследования и угроза жизни всего сообщества повлекли усилия по защите общин, родного языка и его носителей и распространение разного рода арго, тайных языков, эвфемизмов и табуированных слов.

Изменение социальной среды

Миноритарные сообщества и их языки, нередко подвергавшиеся преследованиям и находящиеся в изоляции от внешнего мира, находились на грани жизни и смерти, жили под угрозой исчезновения. Однако внутри самого сообщества присутствовало сильное чувство группы, и социальная сеть имела большую ценность. В такой ситуации родной язык был маркером одной и той же социальной сети, которая тесно связывала людей внутри одной и той же этнолингвистической группы. Таким образом, родной язык был средством сохранения жизни отдельного индивида, а также жизнеспособности всего сообщества, и потому родного языка его членов.

В прошлом для носителей памирских языков было свойственно коллективное сознание и жизнь внутри обособленной общины. Они не выбирали место рождения, стиль жизни, культуру, идентичность или язык. Этот выбор делался по традиции старейшинами сообщества и главами семей. В настоящее время с ростом индивидуального сознания и ценности личности этот выбор осуществляется по выбору индивида. Каждый имеет право принять решение добровольно и независимо. Таким образом, сильное чувство принадлежности к сообществу, сменяется самостоятельным решением отдельного индивида, который принимает решение об образе жизни по собственному усмотрению. Изменение социальной среды имеет результатом новые процессы в сфере языковых контактов, перераспределения статуса языков и области их функционирования, а также языковых модификаций.

Новые факторы угрозы исчезновения языка и языкового сдвига

Наряду с неизменными природными катаклизмами и необходимостью соблюдения экологического баланса, особенно активно способствуют языковому сдвигу социальные факторы. Среди недавних экологических катастроф можно назвать землетрясение 2010 г., в результате которого ваханцы северного Пакистана оказались отрезаны от основной части страны и были вынуждены ориентироваться на Китай. В другом случае оползень 1997 г. в одной из долин Шугнана — Шахдаре, стал причиной переселения местных жителей в Центральный Таджикистан. Еще одним примером может служить насильственное лишение в последние десятилетия ваханцев в Китае и Пакистане их традиционных летних пастбищ (или ограничение территорий), что нарушает экологический баланс и подрывает материальную основу существования сообщества, его традиционный стиль жизни и вынуждает население к миграции и смене рода деятельности.

Из социальных факторов, способствующих языковому сдвигу, можно выделить:

— принуждение к смене религиозной и/или этнической идентичности в ходе социальных катаклизмов. Так, в период гражданской войны в Таджикистане имели место случаи, вынуждающие население или отдельных индивидов к смене религии или прикрытию истинной веры (шиизм, исмаилизм — суннитский ислам). В той же ситуации камнем преткновения становилась этническая принадлежность отдельных малых групп, что служило причиной ее маскировки (таджик — памирец) [1];

— создания новых государственных структур содействовало усилению центральной власти на местах. Так, создание Республики Таджикистан в 1991 г. способствовало укреплению положения титульного таджикского языка — языка администрации, образования, СМИ, литературы и т.д. — и вытеснению малых языков региона;

— статус миноритарных языков в Таджикистане. До 1920-х гг. малые иранские (памирские) языки считались в СССР различными языками. В ходе переписи1926 г. они были понижены в статусе и получили статус диалектов таджикского языка, в этом положении они оставались до появления в 1989 г. «Закона о языке». В нем особо выделялись «горнобадахшанские языки» Горно-Бадахшанской автономной области. В Конституции, принятой в Республике Таджикистан в 1994 г. и поправках к ней от 1999 и 2003 гг. находим лишь общие упоминания о полномочиях Горно-Бадахшанской автономной области, которые в социальной, экономической, культурной и других сферах определяются конституционным законом [2]. В сравнении с Законом 1989 г. эта формулировка представляет собой шаг назад с точки зрения положения памирских языков. Примерно так же можно оценить таджикский Закон о языке в сравнении с Афганистаном, где памирские языки получили поддержку государства, упоминаются в Конституции (статья 16, 2005) и могут иметь статус третьего (после дари и пашто) языка в регионе распространения.

До сер. 1930-х гг. в таджикском Бадахшане велась ликвидация неграмотности у взрослых и обучение детей на шугнанском языке. Начиная с этого времени, начался переход от знания одного родного языка к двуязычию, так как обучение стало вестись на другом, неродном языке (таджикском) [3]. Несмотря на декларируемое двуязычие, таким образом был взят курс на вытеснение родных языков и переход на один более крупный язык — таджикский, дари или уйгурский и пр. Уже с 1970-х гг. в Таджикской ССР начался новый виток национально-языковых процессов, и пропаганда продвижения таджикского языка в качестве одного из факторов этнической идентичности и независимости страны стала вестись открыто. В кон. 1980-х гг. появилась установка на поддержку малых языков государством. С тех пор предпринимаются меры по укреплению статуса и витальности миноритарных языков. Усилия активистов по сохранению малых языков помогли носителям осознать возможность утраты родного языка, и это задало импульс новым мерам в борьбе за его жизнеспособность.

В настоящее время заинтересованные стороны применяют разные подходы к проблемам исчезающих иранских языков и их сохранению.

Фонд Ага-Хана, одна из организаций, которая активно ведет работу среди исмаилитских общин, способствует межкультурным процессам и поддержанию родного языка, как одного из основных компонентов системы ценностей и идентичности. Это делается путем активизации волонтерского движения среди молодых членов общины.

Местные интеллектуалы, ученые и педагоги способствуют сознательному отношению к родному языку, созданию систем письма, букварей (Alifbo), самоучителей и прочей учебной литературы. Они предпринимают шаги по документированию памирских языков и фольклора, обучению им молодого поколения в школах и воскресных группах, а также способствуют созданию авторской литературной традиции.

Представители массовых движений пытаются применить миро вой опыт в местном контексте и прилагают усилия по улучшению образа жизни через общинную кооперацию в труде и на отдыхе. Усилия в области культуры и сохранения языка воплощаются в жизнь через сохранение материального и нематериального наследия путем учреждения народных музеев и культурно-образовательных центров, основания народных ансамблей и музыкальных групп, развития литературной, песенной и повествовательной традиций, а также поощрения традиционных ремесел.

Демографические факторы

Активный рост городов способствует переходу населения на таджикский язык. В частности, рост таджикоязычного поселка Ишкашим до границы с ишкашимским селением Рын усилил процесс перехода населения в последнем на таджикский язык. Компактное проживание сменяется дисперсным. Процессы урбанизации имеют результатом отток сельского населения из родных мест и приток в большие города (Хорог, Душанбе). Трудовая миграция в крупные города (Таджикистан, Афганистан, Пакистан, Китай) и внешние страны (Россия, арабские и западные страны) ведет к освоению новых языков и утере родного языка следующими поколениями, что сопровождается распадом традиционных механизмов брака. Браки стали заключаться не только внутри одной этнической группы, но и между представителями разных этносов. При таких смешанных браках, где родители говорят на разных языках (русский/таджикский — памирский или различные памирские языки), наблюдается прекращение передачи родного языка следующему поколению, и дети теряют или не говорят на родном языке (языке отца/матери).

Влияние глобализации

В эпоху глобализации люди на местах получили возможность получать информацию о процессах, которые идут по всему миру, и пытаются применить эти сведения в местном контексте. Кроме того, с расширением потенциала СМИ и Интернета появляются новые возможности получения и обмена информацией, а также поддержания тесных контактов с членами общины, находящимися на удалении, и общения с друзьями и коллегами по всему миру. А с использованием родного языка в новых областях и с применением новых возможностей мобильной связи для устного общения и обмена письменными текстами (СМС) в обществах, традиционно располагавших только устными средствами передачи информации, формируются новые каналы коммуникации, которые ведут к развитию стихийной письменной традиции.

При этом внутри конкретного общества неравенство этнических групп (сообществ) по-прежнему сохраняется, что приводит к этническим чисткам и языковой дискриминации, неравенству языков и их прав, а также утрате родным языком престижа и сфер функционирования. Кроме того, отношение членов общины к родному языку может меняться, и предпочтение может быть отдано более сильному доминирующему языку. При этом происходит унификация и сокращение культурного и языкового разнообразия.

Заключение

В основе структуры конкретных социолингвистических ситуаций в странах с ираноязычным населением лежит принцип иерархического неравноправия языков в многоязычной среде, где присутствуют большие и малые языки, оказывающие давление друг на друга, в частности один малый язык на другой. При этом на сегодня интеграция в большой мир во многом способствует ускорению ассимиляции и потере родного языка.

Примечания

  1. Ср. наполнение этнонима «таджик» в Синьцзяне (Китай).

2. Ст. 83 (legislationline.org/download/…/5f95858dea5e2a62de84f0c7f650.pdf).

  1. Ср. ситуацию в Китае, где местные власти помещают детей в централизованные школы-интернаты, где дети живут в отрыве от семьи и обучаются ранее на уйгурском, а ныне на китайском языке.

 

http://www.philology.ru/linguistics4/dodykhudoeva-14.htm