Сопоставительный анализ русского дательного и эстонского падежей в системе системе семантико-синтаксического описания

Целью данной работы является сопоставительный анализ русских и эстонских падежей, в частности, выяснение эстонских соответствий русскому дательному падежу как с предлогом, так и без предлога. Исследование семантики и функционирования падежных форм имеет давнюю традицию: Виноградов В. В., Пешковский А. М., Потебня А. А., Якобсон Р. О. Шахматов А. А., Клобуков Е. В. (1 — 6).

В своём исследовании мы исходим из теоретических положений работы проф. М. А. Шелякина «Опыт семантико-синтаксического описания дательного падежа русского языка» (7). Локальные значения падежей признаются первичными, отправными для всех других падежных значений. Такой подход оправдал себя и при сопоставлении русского дательного падежа с эстонскими падежами и при выявлении общих значений этих падежей.

Наиболее частотным соответствием русскому дательному падежу в эстонском языке является аллатив. Это подтверждается многочисленным примерами: 1) первичные значения — доставить кому-л. радость — valmistama kellelegi rõõmu; допустить к экзамену — lubama eksamile; подчиниться кому — alluma, allutama kellele; представиться кому — esitama, esitlema kellele; приступить к работе — asuma tööle. 2) первичные значения, понимание которых как пространственных требует исторического комментария (7, стр. 147) — пришёл конец страданиям — saabus lõpp kannatustele; причинять кому что — põhjustama kellele mida; приносить кому-л. вред — tooma kellelegi kahju.

Системное соответствие русскому дательному падежу нередко прослеживается и в примерах с вторичными значениями. Под вторичным значением падежа мы понимаем те функции падежа, которые не выводятся непосредственно из его локальных функций, «так как ряд из них мог возникнуть из промежуточных звеньев или не иметь семантической опоры на локальные значения» (7, с. 43). Например: прибавить к чему — lisama millele; побудить к чему — õhutama millele; сочувствовать кому — kaasa tundma kellele; присвоить звание кому — omitsama aunimetus kellele; махать кому — lehvitama kellele.

Наряду с аллативом имеются ещё некоторые системные соответствия и закономерности при передаче падежных значений в русском и эстонском языках.

Эстонская грамматическая система имеет, по сравнению с русской, специфические черты, а именно: в эстонском языке значения приставочных и бесприставочных глаголов передаются в большинстве случаев послелогами в сочетании с генетивом.

Русским глагольным конструкциям со значением пространственного сближения в сочетании с формой дательного падежа и предлога «к» (их 4) в эстонском соответствуют две семантические конструкции: — генитив + послелог «poole» — идти к лесу — minema metsa poole; повернуть к нему — pöörduma tema poole и генитив + послелог «juurde» — пройти к выходу — minema väljapääsu juurde; подойти к столу — minema laua juurde. При значении направления к границе чего-л. в эстонском языке используется наряду с послелогом «juurde» и послелог «äärde». Например, ехать к морю, к реке — sõitma mere, jõe äärde. Здесь замена послелога «äärde» послелогом «juurde» невозможно, потому что послелог «äärde» указывает на более чёткую границу разделения (суша — вода).

Имеются случаи непосредственного оппозиционного соответствия русских и эстонских падежных значений. Глаголы с приставкой при— и предлогом «к» — предлог «vastu» + партитив: пододвинуть стул к стене — nihutama tooli vastu seina; прижаться носом к стеклу — suruma nina vastu klassi. Необходимо отметить, что предлоги в целом явление нехарактерное для эстонского языка и в эстонской грамматике выделяется лишь немногочисленная группа тех вспомогательных слов, которые могут использоваться в качестве предлогов (8).

Иногда употребление глаголов с формой дательного падежа невозможно объяснить, исходя из синхронного состояния языка, т. е. требуется исторический комментарий. В таких случаях в эстонском языке русскому дательному падежу не всегда соответствует аллатив. Это относится к первичным, а также ко вторичным значениям. Приведём некоторые примеры: 1) дат. пад. — иллатив. Первичные значения: подбросить к потолку — viskama lakke; присоединить к сети — ühendama vooluvõrku. Вторичные значения: это ко мне не относится — see ei puutu minusse; 2) адессив. Первичные значения: всему есть конец — kõigel on lõpp; конец делу — lõpp lool. Вторичные значения: запрещать кому — keelama kellel; ему плохо — tal on halb; 3) партитив. Первичные значения: завидовать кому — kadestama keda; следовать чему — järgima mida. Вторичные значения: принюхаться к запаху — nuusutama õhku; грозить кому — ähvardama keda; 4) транслатив с дополнительным значением цели. Первичные значения: представить к награждению — esitama autasustamiseks. Вторичные значения: готовый к подвигам — valmis kangelastegudeks; приготовить к обеду — valmistama lõunaks.

Последний случай с транслативом представляет интерес с точки зрения явления интерференции. Для эстонцев наиболее трудны выбор падежа и решение вопроса о необходимости предлога «к», в таких случаях, когда дательному падежу с целевым значением соответствует не эстонский аллатив, а транслатив.

Обычно в эстонском языке целевое значение выражается падежной формой транслатива, который в русском языке чаще всего передаётся творительным падежом или родительным с предлогом.

Следует обратить внимание на то, что наличие оттенка целевого значения в русском языке предполагает употребление дательного падежа с предлогом «к», которому в эстонском соответствует транслатив (допустима и конструкция генитив + послелог «jaoks»). Например: способный к работе — kõlbulik tööks; ключ к замку — võtu laku jaoks. Особенно чётко это прослеживается на примере словосочетаний с однокоренными словами: пригодиться кому — kuluma marjaks ära kellele; пригодный к чему — sobiv milleks.

Для эстонского языка характерно также наличие сложных слов там, где русский язык употребляет конструкции с дательным падежом. Это часто наблюдается при вторичных значениях дательного падежа: средство к спасению — päästevahend; подарок ко дню рождения — sünnipäevakink; начинка к пирогу — pirukatäidis; чемпион по боксу — poksitšempion; братья по оружию — relvavennad.

Сопоставительный анализ падежных значений русского и эстонского языков может служить выявлению и объяснению общих закономерностей в обоих языках. Он обеспечивает системное понимание и усвоение языка при изучении как русского, так и эстонского как неродного, а также может быть применён в практике перевода.

Литература

  1. 1. Виноградов В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). — М., 1972, изд. 2.
    2. Клобуков Е. В. Семантика падежных форм в современном русском литературном языке. — М., 1986.
    3. Пешковский А. П. Русский синтаксис в научном освещении. — М., 1956, изд. 7, тт. 1-2.
    4. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. — М., 1958.
    5. Шахматов А. А. Очерк современного русского литературного языка. — Л., 1941, изд. 2.
    6. Якобсон Р. О. К общему учению о падеже. — В кн.: Избранные работы. — М., 1985.
    7. Шелякин М. А. Опыт семантико-синтаксического описания дательного падежа русского языка. — Уч. Зап. ТГУ, вып. 651. — Тарту, 1983.
    8. Palmeos P. Eesti keele grammatika. 2, 4 vihik. — Trt., 1973.

http://www.philology.ru/linguistics3/sikk-88.htm