Тайские языки с позиции китайских лингвистов

В настоящее время науке известно несколько десятков тайских языков (ТЯ), ареал которых протянулся широкой полосой по северному периметру Индокитайского полуострова от китайской провинции Гуанси до Ассама в Индии, кроме того имеются анклавы ТЯ на о. Хайнань и на Малаккском полуострове. Всего на ТЯ говорит приблизительно 80 млн. человек. Из них в Китае распространено более десятка языков с числом говорящих ок. 25 млн. человек. К наиболее крупным ТЯ в Китае принадлежат языки чжуан, тай-лы, тай-дэхуи.

Изучение и описание ТЯ в Китае началось еще в 40-е годы прошлого века. Среди зачинателей этой работы были такие известные китайские лингвисты, как Ли Фангуй, Ло Чанпэй, Син Гунвань и другие. Но широкомасштабное изучение ТЯ в Китае развернулось после образования КНР, в начале 50-х годов. В различные районы страны, населенные национальными меньшинствами, в том числе тайцами, были направлены представительные лингвистические экспедиции для обследования и описания языков проживающих там народностей. В этой работе принимал участие в качестве советника-консультанта советский профессор Г.П. Сердюченко, в свое время работавший в области языкового строительства на Северном Кавказе. За 50-е и начало 60-х годов было собрано огромное количество языкового материала, началось его описание и исследование. В годы так называемой «культурной революции» это работа в значительной степени была свернута и возобновлена только в начале 80-х годов.

В настоящем сообщении затрагивается только один вопрос: об отношении китайских лингвистов к до сих пор окончательно не решенному вопросу об отношениях между китайский и тайскими языками.

В первой половине 20-го века почти общепринятой стала точка зрения о принадлежности тайских языков к сино-тибетской семье языков. Но во второй половине того же века получила довольно широкое признание гипотеза П. Бенедикта о генетическом родстве тайских языков с австронезийскими (далее вслед за китайскими авторами для краткости будут называться малайскими). Отношение китайских лингвистов к этой гипотезе долгое время было резко отрицательным по умолчанию, этот вопрос практически не подлежал обсуждению. Но начиная с 80-х годов он постепенно превратился в предмет научной дискуссии, появились даже сторонники П. Бенедикта. Но все же, как будет показано ниже, в настоящее время большинство китайских ученых по-прежнему стоят на позициях китайско-тайского родства, принадлежности тайских языков сино-тибетской семье языков. При этом одни лингвисты, не отвергая сравнительно-исторического метода как такового, указывают на ограниченность этого метода, на произвольность в подборе лексических единиц для установления фонетических соответствий, на неправильную трактовку некоторых языковых явлений и т.д. В то же время другие ученые вообще отвергают данный метод, считая его непригодным для установления родства языков. Наиболее последовательным критиком сравнительно-исторического метода выступает профессор Чжан Гунцзинь, являющийся директором Института кам-тайских языков при Центральном институте национальностей в Пекине. Чжан Гунцзинь отвергает этот метод на том основании, что он в конечном счете якобы ведет к недоказанной теории моногенеза языков мира, к признанию однонаправленности развития языков, хотя на самом деле, по его мнению, в мире едва ли сохранились генетически чистые языки. Он поддерживает тех ученых, которые считают, что все существующие в мире языки смешанные и генезис языков тесно связан с культурой и окружающей средой. Сравнительно-историческому методу он противопоставляет теорию Хаоса. По его мнению, генезис китайского и кам-тайских (так в Китае принято называть тайские языки) языков происходил следующим образом. Где-то во втором тысячелетии до н.э. в ареале разноязычных обществ Ся, Шан и Чжоу происходили интенсивные процессы смешения и разделения языков и культур, то есть творился хаос. В этом хаосе вырабатывались «исходные гены» и формировались «первоначальные условия», которые потом определяли направление развития вновь складывающихся языков. Случилось так, что языки, которые потом стали называться китайским и кам-тайскими, вобрали одни и те же гены и их развитие пошло одинаковым образом в соответствии с «исходными генами», которые проявили себя как определенные «действующие модели», а именно, определили слог как основную структурную единицу языка, словосложение как основной способ словообразования, коллокации, или, как их еще называют, сериальные конструкции, и другие типологические черты. Поэтому, считает профессор Чжан Гунцзинь, китайские и кам-тайские языки следует считать родственными в рамках сино-тибетской суперсемьи, хотя у них нет не только общего, но и какого-либо предка вообще, а было только некое «первоначальное состояние», которое представляет собой не какую-либо сущность, а чисто теоретическую конструкцию. Что касается наличия в кам-тайских и сино-тибетских языках элементов из малайского, алтайских, аустроазиатских и других языков, то это, по его мнению, следы контактов и заимствований еще в период, предшествовавший образованию сино-тибетских языков. Эти элементы являются как бы инородными телами, не вошедшими в генетический код и не оказавшими влияния на развитие названных языков.

Данная гипотеза представляется мне весьма проблематичной по нескольким причинам. Прежде всего остается неясным, каким образом в лингво-культурном хаосе зарождаются некие «исходные гены» и возникают «первоначальные условия», или некая питательная среда, для последующего развития языков. Не трудно заметить, что в конечном счете автор теории приходит к тому, что в лингвистике называют типологическим сходством языков, которое выдается за генетическое родство.

По иному подходит к рассмотрению проблемы профессор Ло Мэйчжень. Он оспаривает утверждение П. Бенедикта о том, что китайско-тайские схождения в подавляющем большинстве случаев относятся к так называемому культурному слою лексики, и приводит примеры схождений в базовой лексике. Он допускает, что в далеком прошлом предки современных кам-тайцев могли даже принадлежать к малайскому этносу, говорившему на протомалайском языке. Но затем либо произошло смешение их языка с сино-тибетским, либо они просто перешли на сино-тибетский язык. Сравнивая язык с деревом, он говорит, что у кам-тайских языков корни малайские, а крона сино-тибетская. Исходя из установленных им лексических соответствий и структурного сходства китайского и кам-тайских языков, Ло Мэйчжень делает вывод, что кам-тайские языки в конечном счете следует считать сино-тибетскими.

На сходных позициях стоит профессор Мэн Шиму. Он также допускает наличие в кам-тайских языках малайских элементов, но рассматривает их как субстратные или, напротив, суперстратные явления, относящиеся к далекому прошлому. Во всем остальном он усматривает очевидное сходство между китайским и кам-тайскими языками и на этом основании рассматривает их частью сино-тибетской суперсемьи.

Принципиально иную позицию занимает профессор Ни Дабай. В своей монографии «Введение в кам-тайские языки» он довольно подробно изучает вопрос об отношении кам-тайских языков Китая к австронезийским языкам и приходит к заключению, что базовая лексика кам-тайских языков действительно в основном имеет австронезийское происхождение, а сходство между китайским и кам-тайскими языками относится преимущественно к области типологии. Вместе с тем он отмечает, что кам-тайские и китайский языки связаны друг с другом тысячами нитей, которыми нельзя пренебрегать при установлении отношений между указанными языками. Подбирая лингвистическое определение этим отношениям, он пытается совместить генетическую и типологическую характеристики в одной дефиниции и предлагает называть кам-тайские языки малайско-синотическими (Malayo-Sino), где «малайско» указывает на генеалогию, «сино» на грамматический строй.

Наконец, крайнюю позицию по обсуждаемому вопросу занимают лингвисты Ляньмин и Чэнь Баоя. Они однозначно заявляют, что генетически кам-тайские языки родственны австронезийским, а с китайским языком у них союзнические отношения, сложившиеся в результате контактов, заимствований и т.д.

Из вышеприведенного краткого обзора следует, что в настоящее время большинство китайских ученых при рассмотрении вопроса об отношениях между китайским и тайскими языками в большей или меньшей степени игнорируют сравнительно-исторический метод как методологически несостоятельный для определения родства языков и отдают предпочтение типологическому сходству, или же предлагают исходить из лингво-культурных позиций. Главное, в их представлении, современное состояние языков и отношения между ними в исторически обозримый период. Что касается наличия в кам-тайских языках слов, общих со словами австронезийских языков, то их относят либо к наследию, доставшемуся от далекого прошлого, или к очень древним заимствованиям из австронезийских языков. Но полагают, что этот факт не существен для определения отношений между языками. В процессе анализа явления происходит подмена генетической классификации на типологическую, однако в выводах и дефинициях сохраняется терминология, присущая генетической классификации, а именно — китайско-тибетская семья.

Рассмотрение взглядов лингвистов других стран на данную проблему не входит в задачу настоящего сообщения. Тем не менее позволю себе сказать, что подавляющее большинство ученых за пределами Китая отказалось от теории сино-тайского родства в чистом виде, но в то же самое время лишь немногие всецело поддержали гипотезу тайско-малайского родства. Многими отмечается ограниченная эффективность сравнительно-исторического метода в данном языковом ареале ввиду объективных условий, позволяющих вести работу по установлению соответствий лишь на относительно небольшой временной глубине и не дающих проникнуть в более далекое прошлое. Кроме того, существует еще группа факторов, которые не позволяют полностью отрешиться от китайско-тайского родства и, напротив, полностью принять тайско-австронезийскую гипотезу. Это, например, сходство эволюции систем тайских и китайского языков, прежде всего их фонологических систем, и отличие ее от эволюции систем австронезийских языков, что нельзя просто отнести на счет внешних влияний или заимствований.

В настоящее время понятие тайской семьи языков прочно вошло в лингвистический обиход и получило широкое признание в лингвистических кругах. Тайские языки рассматриваются как самостоятельный объект исследования, а их внешние связи — это предмет особого разговора.

Литература

Luo Meizhen (1992). A Second discussion on the genetic classification of Kam-Tai languages. A reply to Benedict. — Papers on Tai languages. Linguistics and Literatures in Honor of W. Gedney on his 77-th birthday. Occasional papers # 16, Northern Illinois university.
Luo Meizhen (1983). A tentative remarks concerning the genetic classification of Kam-Tai languages. — Minzu yuwen, 2 (in Chinese).
Meng Simou (1998). Relationship between Chinese and Zhuang-Don languages against historical background. — Minzu yuwen, 4 (in Chinese).
Ni Dabai (1990). An introduction to Kam-Tai languages. — Central institute of Nationalities. Beijing (in Chinese).
Zhang Gongjin (1998). The status of research on Kam-Tai studies by Chinese scholars. — Proceedings. The international conference on Tai studies. July 29-31, 1998. Mahidol University. Bangkok, Thailand.
Xing Gongwan (1984). A tentative analysis of Sino-Tibetan languages and their nationalities in prehistoric times. — Yuyan Yanjio, 2 (in Chinese).
Chen Baoya (1996). The Alliance of Chinese and Kam-Tai. Abstract of paper handed out at the 29-th ICSTILL, University of Leiden, Oct. 10-13.
Lianming Zhang Jingru (1996). And Introduction to the Kam-Tai languages. China social science press. Beijing (in Chinese).

Л. Н. Морев

ТАЙСКИЕ ЯЗЫКИ С ПОЗИЦИИ КИТАЙСКИХ ЛИНГВИСТОВ

(Китайское языкознание: Изолирующие языки: ХI международная конференция: Материалы. — М., 2002. — С. 180-186)

http://www.philology.ru/linguistics4/morev-02.htm