Юто-ацтекские языки

Юто-ацтекские языки — семья индейских языков. Распространены главным образом в Мексике и США. Общее число говорящих около 1,5 млн. человек. Э. Сепир, Б. Л. Уорф, А. Л. Крёбер объединяют юто-ацтекские языки вместе с языками кайова-тано в тано-ацтекскую филу. Предпринимались попытки реконструировать юто-ацтекские языки в составе гипотетической филы макропенути. Ряд вопросов внутренней классификации юто-ацтекских языков остается также нерешенным. Сепир выделял 3 ветви юто-ацтекских языков: шошонскую, ацтекскую и сонорскую. Уорф подверг сомнению единство шошонской группы. Наиболее принята классификация С. Лэма, согласно которой юто-ацтекская семья подразделяется на 8 подсемей: нумическую (нумийскую), или плато-шошонскую, включающую западную группу языков (моно, северный пайуте, или павиотсо, баннок, иногда рассматриваемый как диалект павиотсо), центральную группу (шошонскеи языки, или, по другим классификациям, один шошонский язык, с диалектами команче, госиуте, панаминт, винд-ривер), южную группу языков (по другим классификациям — диалекты одного языка) — южный пайуте, каваиису, чемехуэви, юте (юта); хопи (хопиту, моки); тюбатюлабаль (в 1977 насчитывалось 10 говорящих); шошонскую Южной Калифорнии, или такическую, такийскую (купа, или купеньо, кауилла, или кавилья, луисеньо, или лусеньо, серрано, габриэленьо); ацтекскую (ацтекоидная), или науанскую (классический ацтекский, или науатль, современный науатль, насчитывающий до 10 диалектов), почутла, пипил(ь); пимическую (папаго, пима, пима бахо, тепеуано, или тепехуано, тепекано, рассматриваемый и как диалект тепехуано и др. — всего 10 языков); таракаитскую, или таракаитическую (тарахумара, или тараумара, каита, яки, майо и др. — всего около 30 языков, многие из которых рассматриваются как диалекты каита), корачольскую (кора, гуичоль, или уичоль).

Фонологическая система характеризуется небольшим числом согласных, включающих 1-2 ряда смычных, лабиализованные, ларингалы. Характерно чередование согласных трех рядов: геминированных, спирантов и назализованных. Основной состав гласных: i, e, u, o, a. Долгота фонологически значима. В языках ацтекской подсемьи ударение фиксированное, в хопи, таракаитских, некоторых шошонских — ритмическое, в пимических и корачольских — свободное, в пимических имеются также тоны и фонации. Для праязыка реконструируется ударение, фиксированное на 2-м слоге. Типичная структура слога CV/V.

Выделяются грамматические классы имен и глаголов; адъективы составляют, по-видимому, подкласс глаголов. Имя имеет категории числа, падежа, дистрибутивности, посессивности. Для праязыка реконструируется суффикс абсолютива (номинатива) *-ti, сохранившийся в ряде современных юто-ацтекских языков. В большинстве современных юто-ацтекских языков номинатив не маркирован; формант аккузатива развился из местоименного объектного показателя. Датив в ряде языков омонимичен аккузативу, прочие падежные значения обычно обозначаются препозитивными частицами. В ряде языков имеются артикли, развившиеся из препозитивных демонстративов (служебных слов со значением пространственной, временной и дейктической ориентации), свойственных всем юто-ацтекским языкам. Степени сравнения имеют разные способы выражения, значение принадлежности выражается, как правило, специальными частицами — проклитиками и энклитиками.

Местоимения делятся на свободные и связанные. Существует тенденция к постановке свободных местоимений на второе место в предложении. Для местоимений различаются единственное и множественное числа (в ряде языков развились формы двойственного числа), в некоторых языках — эксклюзив и инклюзив. Характерной чертой многих юто-ацтекских языков является наличие в предложении местоимения, которое фактически является согласовательным показателем определенного имени, как подлежащего, так и дополнения. Неуточненное (неопределенное) подлежащее и неопределенное либо нереферентное дополнение могут маркироваться специальными глагольными префиксами. Подлежащее при переходных и непереходных глаголах оформлено одинаково и отлично от дополнения, которое стоит в аккузативе; по ряду функциональных свойств подлежащее при непереходном глаголе и подлежащее при переходном глаголе противопоставлены прямому дополнению (синтаксическая аккузативность), а по ряду свойств все три названных актанта одинаковы (синтаксическая нейтральность).

Глагольная морфология богаче именной. Глагол имеет категории времени-вида (модальности), основные из которых — перфектив/имперфектив для одних языков, прошедшее/непрошедшее время для других; способа действия; залога (пассив, безличный пассив, каузатив и др.), версии, числа, наклонения. В глагольном комплексе (глагол с относящимися к нему служебными элементами) могут быть инкорпорированы имена со значением прямого объекта, инструмента, локатива (обычно в виде префиксов). Наиболее продуктивна инкорпорация прямого объекта. Большинство языков имеет категории модальности, способа действия (репетитив, т. е. повторяющееся действие, дистрибутив, итератив и др.), времени-вида, выражающиеся аффиксами или частицами-проклитиками. Довольно четко противопоставлены императив (адресованный исполнителю во 2-м лице) и оптатив (адресованным исполнителям во 2-м и 3-м лице). Возвратное и взаимное значения выражаются суффиксально, пассив и существующий в некоторых языках безличный залог — обычно с помощью одного суффикса. Распространена модель, подобная пассиву, но не имеющая соответствия в активе (депонентный пассив). Глагольные конструкции легко номинализируются. Различаются активные (дуративные) и перфективные причастия. Существуют глаголы бытия, развившиеся из глаголов со значением «стоять» и «сидеть»; глаголы со значением «иметь» представляют собой новообразования. Посессивная конструкция строится на основе бытийных глаголов и локативных моделей.

Основные средства словообразования — редупликация, словосложение (в т. ч. лексикализация инкорпоративных комплексов), аффиксация, которая носит преимущественно агглютинативный характер. В ряде юто-ацтекских языков (например, в уичоль) возможны цепочки до 15 аффиксов при глаголе. В некоторых языках глагол может инкорпорировать служебный элемент с функцией подчинительного союза («где», «когда»). Большую роль как в морфологии, так и в синтаксисе играет развитая система пре- и особенно постпозитивных служебных элементов.

Преобладающие порядки слов SVO и VSO. Для праязыка реконструируется порядок SVO, он наиболее устойчив в подсемьях нумической, хопи и тюбатюлабаль; в ацтекской, пимической и таракаитской наблюдается тенденция к постановке глагола на первое место. Обычно все определения, включая числительные, предществуют определяемому. Типично согласование определения с определяемым в числе. При построении сложного предложения выбор соединительного союза и/или формы глагола зависимого предложения в ряде языков зависит от кореферентности/некореферентности подлежащих соединяемых предложений, т. е. имеется грамматическая категория кореферентности (англ. switch-reference). Широко распространены нефинитные обороты в функции придаточных.

В лексике много испанских и английских заимствований. Ряд слов из юто-ацтекских языков вошел в европейские языки (например, из ацтекского — койот, томат, шоколад).

Языки бесписьменные, кроме ацтекского языка.

Литература

Sapir E. Southern Paiute and Nahuatl. A Study in Uto-Aztekan. «Journal de la Société des Américanistes de Paris», 1913-18, v. 10-11.
Voegelin C.F., Voegelin F.M., Hale K. Typological and comparative grammar of Uto-Aztecan, v. 1 (Phonology). Baltimore, 1962.
Lamb S. The classification of Uto-Aztecan languages… «Studies in Californian linguistics», 1964, v. 34.
Mikker W. Uto-Aztecan cognate sets. Berkeley — Los Angeles, 1967.
Shafer R. A bibliography of Uto-Aztecan with a note on bibliography. — Там же.
Las lenguas de México, v. 1. México, 1975.
Andrews T.R. Introduction to classical Nahuatl. Austin, 1975.
Langacker R. An overview of Uto-Aztecan grammar, v. 1-2. Dallas, 1977.
Stidies in Uto-Aztecan grammar, v. 1-2. Dallas, 1977-79.
Steele S. Uto-Aztecan: an assessment for historical and comparative linguistics, в кн.: The languages of native America: historical ans comparative assessment, ed. by L. Campbell, M. Mithun. Austin, 1979, p. 444-544.
Press M. Chemihuevi: a grammar and lexicon. Berkeley — [a.o.], 1979.
Shaul D. Topics in Nevome Syntax. Berkeley — [a.o.], 1986.

Bright W. A Luiseno dictionary, Berkeley — Los Angeles, 1968.
Saxton D. [a.o.]. Dictionary Papago/Pima — English…, 2 ed., Tucson, 1983.


М. С. Полинская

ЮТО-АЦТЕКСКИЕ ЯЗЫКИ

(Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 602-603)

http://www.philology.ru/linguistics4/polinskaya-90.htm