Глагольные альтернации и семантические классы в болгарском языке

The paper makes an attempt at verifying the relevance of B. Levin’s English-based semantic verb classification for the Bulgarian verb by means of the study of the semantic verb groups’ reaction to separate alternations of a diathesis. The existence and the peculiarities of occurrence of three argument structure alternations (middle, conative and locative) in the Bulgarian verb system are investigated. The data obtained are then compared to those in B. Levin’s monograph.

Термин «альтернация», часто используемый в семантико-синтаксических исследованиях в духе рассматриваемой нами в данной статье Б. Левин, обычно определяется как последовательные изменения или чередования в аргументной структуре глагола, который имеет более чем одну валентность. Теория Б. Левин исходит из двух положений [5]:

1) лексическое значение глагола предопределяется некоторой лексической константой и детерминирует набор альтернаций, в которых потенциально способна участвовать данная лексема;

2) на основании подверженности тем или иным альтернациям весь фонд глагольной лексики некоторого языка возможно разделить на семантические классы, представители которых сходным образом реагируют на одни и те же изменения в аргументной структуре и имеют одну и ту же событийную структуру.

Одним из главных условий вступления глагола в альтернацию является наличие у лексемы простого предикатного шаблона, возможность вступать в альтернацию рассматривается как свидетельство того, что лексическая информация о глаголе содержит некоторый компонент, варьирование которого влечет за собой определенные семантические и прагматические следствия, наблюдаемые в конкретных клаузах. Семантический класс глагола — одно из центральных понятий в типологии Б. Левин [1]: за реализацию аргументов лексем каждого такого класса ответственны некоторые компоненты лексического значения, общие для представителей данного класса, что и является основанием для типологической классификации. Подход Б. Левин к исследованию отношений между предикатом и аргументами базируется на представлении типовых событийных структур, характеризирующих ситуации окружающей действительности, а семантическое содержание ролей определяется посредством метода лексической декомпозиции. При этом не отрицается важность видового компонента в представлении лексического значения глагола и аргументном выражении его актантов и его влияние на лексическую репрезентацию семантики глагола [2], однако он не считается определяющим.

Репрезентация лексического значения глагола в теории Б. Левин происходит с помощью элементарных событийных структур, предполагающих раздельное представление лексической и энциклопедической информации [3]: первая задается элементами фиксированного набора событийных структур, содержащих информацию о количестве и свойствах глагольных аргументов, дает структурную информацию о семантическом классе, к которому относится глагол, а также о взаимосвязи его аргументов и лексических констант; вторая заключена в лексической константе, являющейся по сути семантической переменной, число которых теоретически неограниченно, задает информацию о конкретном семантическом наполнении глагола, в результате чего позволяет отличить одну глагольную лексему от другой. Так, лексическая и энциклопедическая информация о глаголе break ‘ломать’ выглядит следующим образом [4]: [[x ACT] CAUSE [BECOME [y <BROKEN>]]] — содержащиеся в шаблоне аргументные переменные x и y принимают конкретные значения уже в синтаксисе, когда появляются соответствующие им аргументы. Попытаемся описать особенности реализации на болгарском материале трех произвольного выбранных альтернаций аргументной структуры, выявленных Б. Левин для английского, чтобы подтвердить универсальный характер представленной теории.

Медиальная альтернация [1, 25-27] в английском языке характеризуется тем, что при ее осуществлении в языковой конструкции трансформации в аргументной структуре влекут за собой изменения в описании глагола касательно свойства транзитивности: при данной альтернации объект в предложении с переходным глаголом становится субъектом в предложении с непереходным глаголом, причем в таком качестве выступает одна и та же глагольная лексема. Медиальная альтернация не детерминирует реализации идеи каузации действия и обычно представляет скорее некоторое качество или состояние субъекта, чем определенное действие, но в любом случае предполагает наличие указания на реального и выраженного лексически либо на подразумеваемого и не выраженного лексически агенса, а также отсутствие конкретной временной отнесенности, часто наблюдается употребление какого-либо адвербиального или модального элемента. Точные условия реализации медиальной альтернации на сегодняшний день остаются до конца не определенными, однако при более детальном анализе языковых конструкций становится очевидным, что медиальная альтернация возможна исключительно у тех глагольных лексем, которые, по классификации З. Вендлера [6], относятся к группам глаголов свершения и глаголов действия, к тому же зависимый объект при таких глаголах должен некоторым образом мотивировать деятельность агенса или побуждать его к выполнению определенного действия:

(1) He acquires experience → *Experience acquires easily (достижение)

‘Он приобретает опыт’ → ‘Опыт легко приобретается’

(2) She owns a house → *A house owns easily (состояние)

‘Она владеет домом’ → *’Дом легко владеется’

(3) Jack drives a car → The car drives easily (деятельность)

‘Джек водит машину’ → ‘Машина легко водится’

(4) Florence reads a book → This book reads easily (свершение)

‘Флоренс читает книгу’ → ‘Эта книга легко читается’

В болгарском языке склонность к медиальной альтернации проявляют многие глаголы с одной обязательной прямообъектной валентностью вне зависимости от количества и качества прочих возможных актантов, сама же альтернация будет осуществляться путем изменения в предложении активного залога на пассивный при трансформации аргументной структуры. Таким образом, сразу же определяются два синтаксических условия реализации данной альтернации: глагол должен допускать наличие зависимого прямого неодушевленного объекта и пассивную трансформацию одновременно:

(5) Селяните берат плодове → Плодовете се берат от градината

‘Крестьяне собирают фрукты’ → ‘Фрукты собираются в саду’

(6) Той получава заплата → Заплатата се получава всеки месец

‘Он получает зарплату’ → ‘Зарплата получается каждый месяц’

(7) Иван търси работа → Търси се добре платена работа

‘Иван ищет работу’ → ‘Ищется хорошо оплачиваемая работа’

(8) Работниците строиха къща → Къщата се строеше няколко години

‘Рабочие строили дом’ → ‘Дом строился несколько лет’

Сравнение семантических особенностей глаголов английского и болгарского языка, способных к альтернированию актантов, показывает, что если в английском к осуществлению медиальной альтернации склонны лишь глаголы вращения, сгибания, разрушения, изменения состояния, соединения, разделения, каузации движения, смешивания и некоторые представители прочих групп по классификации Б. Левин, которые принадлежат при этом к группам глаголам деятельности или свершения в понимании З. Вендлера [5], то в болгарском количество подобных семантических классов намного больше: помимо перечисленных, к ним относятся, например, такие группы глаголов, как обширные классы глаголов помещения, движения, созидательной, интеллектуальной, социальной, физической и речевой деятельности, социальных и межличностных отношений, физического воздействия, владения и физиологических действий и другие, которые в английском языке ни в коем случае не позволяют медиальную альтернацию. Так, если в английском языке представители глагольных классов состояния и достижения не склонны к реализации медиальной альтернации, то в болгарском подобное условие не является ограничивающим для осуществления рассматриваемой трансформации. Как кажется, не в последнюю очередь это обстоятельство обусловлено широкими возможностями видовой системы болгарского языка и наличием различных вариантов активно функционирующей пассивной трансформации.

Таким образом, можно сделать вывод, что возможности осуществления медиальной альтернации в болгарском языке значительно шире, нежели обнаруженные Б. Левин в исследуемом ею английском. Если в английском можно с большей или меньшей степенью четкости обозначить семантические условия альтернирования, то в болгарском осуществимо лишь выделение определенных синтаксических ограничений на реализацию анализируемой альтернации, поскольку количество глагольных классов, соответствующих необходимым требованиям, довольно велико, а потому вероятно говорить об отдельных исключениях вроде глаголов имам ‘иметь’ или нямам ‘не иметь’, которые, являясь переходными, не склонны к образованию пассивной трансформации при сохранении личного характера предложения.

Конативная альтернация [1, 41-43] в английском языке характеризуется тем, что некоторый глагол при одном и том же объекте может выступать как в транзитивном варианте, так и в интранзитивном, причем включение в языковую конструкцию предлога не обязательно влечет за собой изменения в ее семантике. Впрочем, такие изменения могут иметь место: в этом случае альтернативный вариант не столько обозначает действие, сколько указывает на попытку его реализации без уточнения факта совершения данного действия. Обычно осуществление этой трансформации предполагает появление предлога at в конструкции с глаголом, имеющим значение осуществления движения или контакта. Осуществление конативной альтернации в английском языке позволяют некоторые группы глаголов физиологического действия (глаголы поглощения пищи, насыщения, переработки пищи), физического воздействия (глаголы механического разделения, нанесения удара, прикосновения, давления), физической деятельности (глаголы покрытия, перемещения, движения). Следует также отметить, что, исходя из положений теории Б. Левин, отдельные глаголы движения и контакта данной альтернации не подвергаются:

(9) Paula hit the fence → Paula hit at the fence

‘Паула ударила изгородь’ → ‘Паула ударила об изгородь’

(10) Margaret cut the bread → Margaret cut at the bread

‘Маргарет режет хлеб’ → ‘Маргарет режет по хлебу’

(11) Faustina sprayed the lillies → Faustina sprayed at the lillies

‘Фаустина опрыскивала цветы’ → ‘Фаустина прыскала на цветы’

(12) Terry touched the cat → *Terry touched at the cat

‘Терри тронул кота’ → *’Терри дотронулся об кота’

В болгарском языке склонность к конативной альтернации проявляют глаголы с прямо- и косвеннообъектной несовместимыми валентностями и с прямообъектной и обстоятельственной несовместимыми валентностями при наличии либо отсутствии несовместимого с соответствующими двумя актантами фразового детерминанта (в этом случае общее значение трансформируемой конструкции не претерпевает изменений), а также некоторые глаголы с одной обязательной прямообъектной валентностью (при обозначении партитивности). Следствием реализации конативной альтернации является появление в языковой конструкции предлога, но, в отличие от английского языка, болгарский допускает употребление различных предлогов в зависимости от семантических особенностей глаголов:

(13) Вчера изядох черешите → Вчера изядох от черешите

‘Вчера я съел черешню’ → ‘Вчера я съел черешни’

(14) Получиха няколко книги → Получиха по няколко книги

‘Они получили несколько книг’ → ‘Они получили по несколько книг’

(15) Днес плащам вечерята → Днес плащам за вечерята

‘Сегодня я оплачиваю ужин’ → ‘Сегодня я плачу за ужин’

(16) Крадецът минава границата → Крадецът минава през границата

‘Вор переходит границу’ → ‘Вор переходит через границу’

Что касается семантических ограничений, накладываемых на реализацию конативной альтернации, то можно заключить, что в болгарском языке ей подвергаются аргументы глаголов интеллектуальной деятельности (глаголы восприятия, понимания, мышления, познания), физического воздействия (глаголы нанесения удара, прикосновения, давления), физиологического действия (глаголы поглощения пищи), владения (приобретения, передачи, утраты объекта), физической деятельности (глаголы движения, перемещения, завершения действия), речевой деятельности. Очевидно, что множества глаголов английского и болгарского языка, склонных к осуществлению рассматриваемой альтернации, частично пересекаются. Необходимо отметить и такое наблюдение: количество семантических классов глаголов в болгарском языке, для которых конативная альтернация актуальна, несколько превышает их количество в английском.

Локативная альтернация [1, 49-55] в английском языке характеризуется тем, что аргументы, обозначающие объект воздействия и средство действия, меняют занимаемые синтаксические позиции, причем данный процесс может сопровождаться незначительными изменениями в общей семантике языковой конструкции, связанными с приобретением ею значения партитивности действия или же распространения действия на ограниченную часть объекта, в результате чего у отдельных глаголов появляются некоторые ограничения на осуществление локативной альтернации с определенными предлогами. Типичные образцы реализации данной альтернации иллюстрируют следующие примеры:

(17) Jack sprayed paint on the wall → Jack sprayed the wall with paint

‘Джек побрызгал краской на стену’ →’Джек побрызгал стену краской’

(18) Tamara poured water into the bowl → *Tamara poured the bowl with water

‘Тамара налила воды в миску’ → *’Тамара налила миску водой’

(19) Henry cleared dishes from the table → Henry cleared the table of dishes

‘Генри убрал посуду со стола’ →*’Генри убрал стол от посуды’

(20) The farmer loaded apples in the cart → The farmer loaded the cart with apples

‘Фермер загрузил яблоки в тележку’ → ‘Фермер загрузил тележку яблоками’

Общее значение глаголов, которые допускают осуществление подобной трансформации в актантной рамке, может быть охарактеризовано как помещение объекта в любого рода емкость или другой объект либо извлечение их оттуда, очищение объекта и удаление некоторой материи с его поверхности либо покрытие поверхности объекта некоторой материей. Лексическое выражение локативной альтернации состоит в том, что аргумент, подвергающийся альтернированию, приобретает либо утрачивает предлог, посредством которого он связывается с глаголом, синтаксическое следствие локативной альтернации заключается в изменении занимаемой аргументом синтаксической позиции и выполнении иной семантической роли. Глаголы, в аргументной структуре которых возможны описанные изменения, образуют несколько достаточно больших семантических классов: так, локативную альтернацию позволяют осуществить глаголы помещения, покрытия, распространения материи, испускания света, очищения или удаления объекта, речевой деятельности, звучания, интеллектуальной деятельности, беспорядочного или разнонаправленного движения объекта, некоторые глаголы существования.

В болгарском языке склонность к локативной альтернации проявляют некоторые глаголы с прямо- и косвеннообъектной совместимыми валентностями вне зависимости от общего количества и качества прочих глагольных актантов. При реализации данной альтернации происходят лексические, семантические и синтаксические изменения в аргументной структуре, аналогичные тем, что наблюдаются в английских конструкциях. Актуальным остается и обязательное семантическое условие возможности осуществления такого рода трансформации в актантной рамке: необходимой характеристикой прямого и косвенного объекта является свойство быть материей, иначе говоря, выполнять семантическую роль средства, при этом объекты должны быть способны занимать синтаксические позиции дополнения и обстоятельства места:

(21) Намазвам филия хляб с масло → Намазвам масло върху филия хляб

‘Я намазываю кусок хлеба маслом’ ‘Я намазываю масло на кусок хлеба’

(22) Йордан залива вода в шише → Йордан залива шише с вода

‘Йордан заливает воду в бутылку’ ‘Йордан заливает бутылку водой’

(23) Ива попръскаше тъкан с боя → Ива попръскаше боя върху тъкан

‘Ива побрызгала ткань краской’ ‘Ива побрызгала краской на ткань’

(24) Натовариха кораб със стоките → Натовариха стоките на кораб

‘Они загрузили корабль товарами’ ‘Они загрузили товары на корабль’

Как видно, значение реализации действия на всей площади поверхности или полном объеме некоторого объекта в болгарском языке выражается довольно явно: в одном из примеров каждой пары действие полностью охватывает объект, в другом оно осуществляется лишь на некой неопределенной части объекта. Примечательно, что в случае такой альтернации в болгарском языке возможности варьирования предлогов у глаголов оказываются значительно скромнее, нежели в английском, что обусловлено особенностями семантики переводных эквивалентов в каждом из упомянутых языков. Склонность к локативной альтернации аргументов в болгарском языке проявляют лишь те глаголы, в семантике которых заложен компонент значения, предусматривающий, что некоторое действие полностью либо частично охватывает напрямую зависимый от него объект посредством другого объекта и вызывает некоторое его изменение, иными словами, глагол должен одновременно сочетаться с актантом, обладающим семантикой изменения положения, и актантом, обладающим семантикой изменения состояния. Данное ограничение выполняется на небольшом количестве глаголов помещения, покрытия, распространения материи.

Подводя итоги проведенного исследования, стоит отметить, что семантико-синтаксические классификации в духе Б. Левин, построенные на базе лексического фонда отдельных языков, вполне могут быть применимы к иным языкам и дают при этом интересные результаты. Так, было выяснено, что представленные в настоящей работе альтернации релевантны как для английского, так и для болгарского языка, однако особенности их реализации и семантические группы глаголов, которые их позволяют, несколько различаются: медиальная альтернация в болгарском языке гораздо более активна, чем в английском, локативная, напротив, намного продуктивнее в английском по сравнению с болгарским, что же касается конативной, то количество и качество классов глагольных лексем, склонных к ней, в обоих языках сходно. Учитывая, что рассматриваемые языки относятся к разным группам одной языковой семьи, можно сделать вывод, что степень различия в реализации тех или иных альтернаций детерминирована степенью межъязыковых различий.

Литература

1. Levin, B. English Verb Classes and Alternations. Chicago, 1993.
2. Levin, B. Aspect, Lexical Semantic Representation, and Argument Expression // Proceedings of the 26th Annual Meeting of the Berkeley Linguistics Society. Berkeley, 2010.
3. Levin, B. & Rappaport Hovav, M. Building Verb Meanings // The Projection of Arguments: Lexical and Compositional Factors. Stanford, 1998.
4. Levin, B. & Rappaport Hovav, M. Lexical Representation // Lexical Semantics, Syntax, and Event Structure. Oxford, 2010.
5. Riemer, N. Introducing Semantics. Cambridge, 2010.
6. Vendler, Z. Verbs and Times // The Language of Time. Cambridge, 2005..


И. Е. Пинхасик

ГЛАГОЛЬНЫЕ АЛЬТЕРНАЦИИ И СЕМАНТИЧЕСКИЕ КЛАССЫ В БОЛГАРСКОМ ЯЗЫКЕ

(Проблемы языка. — М., 2012. — С. 231-240)


http://www.philology.ru/linguistics3/pinkhasik-12.htm