Из истории украинского правописания

В самых общих чертах в истории украинского правописания можно отметить следующие этапы.

В XIV — первой половине XVI в. грамотные люди на Украине чисто практически усваивали традиционное церковнославянское правописание преимущественно из церковно-религиозных книг. Только позднее, во второй половине XVI — в начале XVII в., после появления на Украине грамматик церковнославянского языка — «Адельфотес (1591), Л. Зизания (1596), М. Смотрицкого (1619) — началось здесь специальное школьное изучение и употребление историко-этимологического правописания. Но в течение XVI- XVII вв. в традиционное историко-этимологическое правописание вкрапливаются новые правописные черты, превращающиеся в специфическую украинскую традицию (употребление ѣ не только в словах со старым, этимологическим ѣ вроде дѣдъ, лѣто, но и в словах типа сѣмъ, стѣлъ, жѣнка, т. е. употребление ѣ для универсального обозначения всякого украинского звука и независимо от его происхождения; смешение букв и — ы в словах типа сынъ — сынiй при передаче на письме украинского звука и передне-среднего ряда и др.).

Такое положение было общим для Восточной и Западной Украины вплоть до начала XIX в. Оно изменилось лишь после создания первой грамматики украинского языка — «Грамматики малороссийского наречия» А. Павловского (книга написана была в 1805 году, напечатана — в 1818 году).

В этой грамматике наблюдаются первые попытки применения фонетического принципа для передачи украинской речи на письме (разумеется, с помощью тогдашнего русского алфавита). Так, А. Павловский буквой i обозначал всякий украинский звук i (русск. и) независимо от его происхождения: лiто (из лѣто), пiп (из попъ), ciмь (из семь). Он же буквосочетаниями дж и дз обозначал соответствующие украинские аффрикаты (джыкгунъ, дзыкгарi), букву ѣ употреблял вместо современной украинской буквы є (немаѣ, твоѣ, наciньнѣ), украинский передне-средний звук и передавал с помощью ы (лыстъ, кныжка), этимологические звукосочетания ться, шея заменял согласно живому произношению сочетаниями цьця, сься (биться — быцьця, засмієшся — засміѣсься) и т. п.

Вместе с тем А. Павловский «под влиянием русского правописания сохранил ъ («твердый знак») после твердых согласных в конце слов (зъ воломъ).

Родственной правописанию А. Павловского была правописная практика П. Гулака-Артемовского и Г. Квитки-Основьяненко.

Дальнейшее развитие фонетического принципа в украинском правописании связано в Восточной Украине с журналом «Основа», издававшимся П. Кулишом в 1861-62 гг. в Петербурге, а в Западной- с альманахом «Русалка Днѣстровая», изданным «русской троицей» (М. Шашкевичем, Я. Головацким, И. Вагилевичем) в Будапеште в 1837 году.

Еще в 1856 году в связи с изданием «Записок о Южной Руси» П. Кулиша, где, кроме украинского фольклора, анонимно была напечатана поэма Т. Шевченко «Наймичка», возникла острая потребность в дальнейшем приспособлении письма к передаче особенностей живой украинской речи. Эту же потребность ощущал П. Кулиш и при издании своей «Граматки» в 1857 году. Это и понудило его хотя бы частично упорядочить украинское правописание, используя для этого все лучшее в правописных поисках А. Павловского, Г. Квитки-Основьяненко, А. Метлинского, «Русалки Днѣстровой» и др. Упорядоченное П. Кулишом правописание со временем употреблялось в правописной практике петербургской «Основы», а также в изданиях «народовцев» в Галичине в 60-х — 80-х гг. XIX в. Это правописание под названием «кулишивка» пользовалось в дореволюционный период наибольшей популярностью на Украине. В целом характеризовалось оно склонностью к чрезмерной фонетизации. Ср.: вертаютьця, всмихнетъця, натiшисся, Хмельнищина и т. п.

Украинский звук i., как и в грамматике А. Павловского, в «Основе» передавался буквою i, а передне-средний звук и — буквою и (попiл, дiти, музика, правди). Для передачи звонкого прорывного звука г тут использовалась латинская буква g (дзиgа); буквою ё обозначалось йотированное о и мягкость согласного перед о (ёго, слёзою) и т. п. Вопреки фонетической тенденции в «кулишивке» сохранился ъ («твердый знак») после твердых согласных в конце слов.

Правописной практики «Основы» П. Кулиша придерживался и Юго-Западный отдел Русского географического общества» в Киеве при издании украинских этнографических и фольклорных записей в начале 70-х гг. XIX в. «Кулишивка» была пополнена здесь буквами ї и є в их современном украинском алфавитном и звуковом значении, а впоследствии в изданиях Отдела был ликвидирован ъ («твердый знак»)» после конечных согласных.

За недостатком места опускаем ряд других попыток создания украинского правописания в 50-х — 70-х гг. XIX в. на территории Восточной Украины (упомянем из них лишь уникальное, никем не употреблявшееся, кроме самого автора, правописание М. Гатцука, характерное наличием в нем различных надстрочных знаков при соответствующих буквах — точек, скобок, черточек и др.; см. его «Ужинок рiдного поля» под псевдонимом М. Куций, 1857, и «Украiнську абетку», 1861).

Всецело фонетическим правописанием было правописание М. Драгоманова, которым он издал в 1878-82 гг. в Женеве журнал «Громада» и в 1880 г. в Женеве же напечатал роман «Xi6a ревуть воли, як ясла повнi?» П. Мирного. Это правописание было создано в 70-х гг. в Киеве группою либерально-буржуазных деятелей во главе с П. Житецким, работавшей под его руководством над составлением словаря украинского языка. Упомянутое правописание обычно называют «драгоманивкою» (самый принцип последовательно фонетического правописания был заимствован из сербского правописания, созданного Вуком Караджичем). В «драгомановке» к гражданскому алфавиту была прибавлена одна латинская буква — j. Базируется «драгомановка» на основном фонетическом правиле: каждому звуку должна соответствовать только одна буква, без каких бы то ни было диакритических знаков при буквах. Поэтому из «драгомановки» были исключены буквы, могущие передавать два звука (я, ю, ё, i, щ), а также буква й, замененная буквой j. Не удивительно, что тексты, оформленные «драгомановкой», кажутся необычными (ср.: pyкojy, синьу, jого, шчока и т. п.). B Восточной Украине «драгомановка» совсем не употреблялась, а в Галичине некоторое время ею пользовались идейные единомышленники М. Драгоманова (молодые «народовцы» и радикалы, в частности Иван Франко).

Известно, что фонетическое украинское правописание было запрещено еще в 1863 году так называемым «валуевским циркуляром». Запрещение украинского печатного слова земским указом Александра II в 1876 году, естественно, распространялось и на украинское правописание. Поэтому в единственной сфере — в художественной литературе — где украинское слово (со строгими ограничениями) сохранилось после этого варварского указа, разрешалось писать только существующим русским алфавитом (так называемой «ерыжкой»). Запрет украинского фонетического правописания временно был отменен в 1905 году в связи с революцией, однако в 1914 году легальное существование украинского правописания снова было запрещено, и это запрещение продолжалось вплоть до Октябрьской революции.

Сделаем теперь несколько конкретных замечаний о развитии украинского фонетического правописания в Западной Украине.

«Грамматика малороссийского наречия» А. Павловского была в общем враждебно встречена в Галичине консервативно настроенными поклонниками «язычия», кириллицы и этимологического правописания, в частности, из-за тенденции А. Павловского к фонетическому принципу правописания. Как отмечалось, первой книгой в Галичине, напечатанной «гражданкой» и фонетическим письмом, была «Русалка Днѣстровая» (1837). Авторы ее следовали правилу: «пиши, как слышишь, а читай, как видишь».

Согласно этому правилу звук i, возникший из о, е в закрытых слогах, они передавали буквой i, а передне-средний гласный и — буквою и. Но звук i из этимологического ѣ передавался ими буквой ѣ (недѣля, бѣлѣют), как и звукосочетание йi (своѣ, краѣла). Впервые для обозначения йотированного е (йе) в «Русалке Днѣстровой» была применена древняя буква кириллицы (языковое е), впервые началось здесь и употребление ‘буквосочетаний йо, ьо в современном значении (його, сього). Буквы ы и ъ в альманахе не употребляются вообще. Вместе с тем в «Русалке Днѣстровой» сохраняются, например, этимологические написания глагольных форм типа бют-ся («ся» писалось здесь через дефис, апостроф после губных перед йотированными гласными не употреблялся вообще, ь после т не пишется из-за диалектной твердости этого звука). Для передачи аффрикаты дж в «Русалке Днѣстровой» употребляется сербская буква џ.

Реакционные помещичье-клерикальные круги Галичины и австро-венгерское правительство с лютой враждебностью отнеслись к «Русалке Днѣстровой» — этой первой ласточке новой украинской литературы и литературного языка на народной основе в Западной Украине. Их пугала идея народности в литературе и идея культурного единения Западной и Восточной Украины, страшило извечное стремление западноукраинских трудящихся к воссоединению с восточноукраинскими братьями, выразителями которого были издатели и авторы «Русалки Днѣстровой». Альманах этот, как известно, был конфискован, а члены «Русской троицы» были подвергнуты преследованию.

Только в 60-х годах либерально-буржуазные «народовцы» в Галичине начали употреблять в своих изданиях фонетическое правописание, воюя с «москвофилами» против их мертвенного «язычия» и историко-этимологического правописания.

Поэднее «народовцы» перешли на «желихивку», т. е. правописание, которое применил в своем «Малоруско-нїмецком словаре» Евгений Желиховский и которое в 1895 году стало изучаться в школах Галичины. Это было фонетическое правописание, приспособленное к особенностям юго-западного украинского наречия. Написания иностранных слов в этом правописании отражали произношение этих слов в том иностранном языке, откуда они происходят. Так, например, в написаниях типа «малоруский», «галицкий», «знанё», «жите», «схаменув ся», «ся дивлю», «робити ме», кфобити меть ся» отражаются западноукраинские диалектные особенности, а написания «кляса», «бльокада» с мягким л отражают влияние западноевропейских языков и польского языка.

Различалось, между прочим, в «желихивке» изображение звука i, возникшего из о в закрытых слогах, и звука i, возникшего из е в закрытых слогах или из ѣ: в первом случае писалась буква i, а во втором — ї (приніс, лѣто).

Фонетическим правописанием пользовался И. Франко и другие прогрессивные культурные деятели Галичины. И. Франко считал фонетическое письмо одной из неотъемлемых примет народности литературы, а «язычие» и этимологическое правописание — воплощением схоластической книжности писателей и деятелей, презиравших народ и его язык. «Фонетике» «народовцев» «москвофилы» противопоставляли «этимологию» (впрочем, из тактических соображений «москвофилы» иногда перепрыгивали на «фонетику», а «народовцы» — на «этимологию»).

Создателем историко-этимологического правописания был выдающийся ученый (ботаник, литературовед, языковед, этнограф и фольклорист) — первый ректор Киевского университета М. А. Максимович. Теоретическое обоснование своего правописания Максимович впервые изложил в предисловии к своему сборнику «Малороссийские песни» (1827), затем — в статье «О правописании малороссийского языка. Письмо к Основьяненку» (1842).

М. Максимович, как и его современники, пользовался тогдашним русским алфавитом, а основной принцип его правописания заключается в сохранении древних этимологических написаний. Но так как эти написания не соответствовали живому украинскому произношению, то он, приспособляя их для передачи этого произношения, вынужден был обратиться к специальным надстрочным значкам. Так, ô, ê (углы над данными буквами М. Максимович называл «кровелькой») нужно было произносить как звук i (стôлъ — стіл, пêчь — піч), и — тоже как звук i (тихи — тіxi). Буквы ы и и употреблялись Максимовичем только согласно этимологическим звуковым их значениям, хотя в украинском языке эти звуки слились в одном передне-среднем звуке и (сынъ — сила).

Правописание М. Максимовича было слишком искусственным, сложным и практические неудобным для письма и печати. В Восточной Украине оно совсем не употреблялось, а в Западной, наоборот, пользовалось успехом начиная с 40-х годов XIX в. Позднее особенным уважением пользовалось оно у «москвофилов», сохранившись, в частности, в Закарпатье вплоть до 1945 года.

Из приведенного выше сжатого обзора истории украинского правописания до Октября можно сделать единственное заключение: в дооктябрьский .период не было и не могло быть единого обязательного украинского правописания, общего для Западной и Восточной Украины, если принять во внимание конкретные исторические обстоятельства жизни украинского народа до Октября как угнетенной нации. Создание такого правописания стало возможным только после Октябрьской революции в результате воссоединения всех украинских земель в единой Украинской Советской Социалистической Республике.

 

 

http://www.philology.ru/linguistics3/plushch-69.htm