К вопросу о типологическом профиле украинского литературного языка (на фоне русского и польского литературных языков)

В докладе предпринята попытка сопоставительного анализа типологических черт трех славянских литературных языков — украинского, польского и русского — в диахроническом аспекте.

Развитие национальных литературных языков в Польше. России и Украине происходило на протяжении XVI-XIX вв. в тесной взаимосвязи, однако на польской, украинской и русской этнической территориях данный процесс происходил асинхронно, причем переход от исходных дву- или поли лингвальных ситуаций к моноязычным по преимуществу системам коммуникации происходил на основе реализации различных и нередко противоположных тенденций.

Польский литературный язык возникает как особый культурный идиом, основанный на народном языке, уже в XVI в. и к концу XVIII в. он имеет достаточно богатую литературную традицию, обслуживает практически все сферы общения, включая делопроизводство, юридическую документацию, область науки и образования, а также гомилетику и богослужебные тексты, и тем самым составляет серьезную конкуренцию латыни на всех уровнях коммуникативного пространства. В свою очередь полифункциональность языка способствует развитию различных его стилистических регистров и. вследствие этого, его стилистической дифференциации. Кроме того, литературный польский язык к XVIII в. приобретает значение общенационального, и после разделов Польши именно язык явился одним из факторов, обеспечивших сохранение этнической целостности страны.

В России серьезные изменения в языковой ситуации в пользу предоставления большей коммуникативной свободы национальному литературному языку происходят только в XVIII в. Переломной в этом отношении стала эпоха Петра I, способствовавшая развитию литературного русского языка как языка светской культуры. На протяжении всего XVIII в. продолжается конкуренция нового культурного идиома в духовной сфере с церковнославянским языком, а в сфере делопроизводства — с традиционным «приказным языком», идет разработка системы норм, стилей и жанров, а также закрепление ее в рамках литературной традиции и в речевом общении. Окончательное становление нового русского литературного языка большинство исследователей относит к 10-20-м гг. XIX в.. когда он начинает в полной мере соответствовать требованиям полифункциональностни, общезначимости, кодифицированности и стилистической дифференциации.

Формирование украинского литературного языка на ранних этапах происходило под непосредственным влиянием культурно-языкового опыта Польши. В украинских землях к XVII в. складывается языковая ситуация, которая может быть охарактеризована термином полилингвизм: в одном культурно-языковом пространстве сосуществуют церковнославянский и староукраинский книжный язык («проста мова»). а также польский н латынь. Конкуренция между ними реализуется по-разному в зависимости от уровня коммуникативного пространства и функциональной сферы, причем границы культурной и коммуникативной компетенции языков являются довольно подвижными: довольно часто даже внутри одного и того же памятника обнаруживаются фрагменты, написанные на разных языках. Особое значение имело здесь соперничество церковнославянского языка и «простой мовы» — нового культурного идиома, развившегося не без влияния польского опыта создания национального литературного языка. «Проста мова» явилась продуктом синтеза элементов живой разговорной речи и генетически разнородных стилистических и лексических элементов (церковнославянских, польских, латинских). И хотя «проста мова» не являлась полноценным литературным языком как в силу недостаточного уровня ее кодификации, так и по причине общей стилистической неустойчивости и неполноты охвата коммуникативных сфер, она обслуживала довольно значительный набор стилевых и жанровых разновидностей текстов, включая научные трактаты, духовную — полемическую и гомилетическую — литературу и произведения светского характера (исторические повести, летописи, интермедии). Появление первых переводных словарей с толкованием церковнославянских — «темных», «непонятных» слов на «простой» язык положило начало кодификации формирующегося книжного языка, однако этот процесс не был завершен.

Начиная с середины XVII в. сдерживающее влияние на развитие украинского книжного языка и превращение его в общенациональный литературный язык оказывала разорванность книжной традиции Левобережья и Правобережья. В то время как на левом берегу Днепра наблюдается явная тенденция к демократизации книжного языка, о чем свидетельствуют, в частности, рукописные исторические сборники XVIII в., на Правобережье «проста мова» все дальше отходит от живой речи, постепенно «славянизируется» и существенно сокращает сферу своего функционирования. В свою очередь на Левобережье происходит литературная обработка народной речи, которая начинает функционировать в качестве одного из языков культуры в низшем регистре. Процесс создания национального литературного языка на народной основе активизируется в 30-40-е гг. XIX в. и осуществляется в соответствии с господствовавшей в то время в Европе идеологией романтизма. К этому же времени относятся первые попытки нормализации нового украинского литературного языка: создаются грамматические описания, словарики. Параллельно предпринимается ряд попыток реформирования орфографии с целью ее приближения к реальному произношению.

Анализ развития национальных литературных языков в Польше. России и Украине приводит к выводу о различном типологическом характере новых литературных языков. Если общая динамика языковой ситуации может быть представлена как путь от (би-)полилннгвнзма к созданию собственных национальных языков, то переход к новой культурно-языковой ситуации осуществлялся в каждом случае по-разному. Каждый из языков в разное время (польский еще в XVI в.. русский — в XVIII в. украинский — дважды, в XVII и XIX вв.) оказывался перед выбором: сохранить ли старую культурно-языковую традицию, приспособив ее к новым условиям, или, оттолкнувшись от нее, противопоставить ей новый культурный идиом. От решения этого вопроса зависит определение типа формирующегося национального литературного языка. В Польше литература на новом народном языке развивается как альтернатива латинской письменной культуре с последующим вытеснением латыни из коммуникативного пространства. Русский литературный язык развивается на базе церковнославянского языка, освященного культурной и церковной традицией, через насыщение исходно чуждого (южнославянского в своей основе) языка элементами живой разговорной речи с дальнейшим распределением генетически разнородных лексических элементов по разным функционально-стилевым нишам. Таким образом, оппозиция церковнославянский : русский литературный язык постепенно трансформируется в противопоставление функционально-стилевых регистров, позже — в разграничение «книжных» и нейтральных элементов в рамках единого национального литературного языка.

Украинский литературный язык в разные периоды своего развития демонстрирует приближение то к польской, то к русской модели формирования национального литературного языка. Если согласиться с данной целым рядом исследователей характеристикой украинского литературного языка как развивавшегося с перерывом книжно-литературной традиции [1], мы вынуждены признать, что тем самым украинский язык является исключением из установленной Н. И. Толстым закономерности, согласно которой в православном культурно-историческом ареале с базовым церковнославянским языком действует тенденция развития литературного языка без такого перерыва [2]. Модель развития национального литературного языка с использованием интерлингвальной компоненты (в данном случае не только южнославянской, как в русском, но и западнославянской) оказалась непродуктивной для Украины. «Проста мова», возникшая как реализация идеи о демократизации языка, в силу мобильности функционально-стилистических границ из-за обилия латинизмов, полонизмов и церковнославянизмов постепенно превращается в макаронический язык и выходит из употребления. Вслед за этим в XIX в. вновь возрождается идея «простого» языка, в терминологии того времени — «живого народного» языка, которая и была положена в основу нового украинского литературного языка.

Таким образом, постулируемое в целом ряде работ наличие перерыва в развитии украинского литературного языка есть не что иное, как изменение модели формирования литературного языка. Попытка развития украинского книжного языка без перерыва письменной традиции — на базе церковнославянского языка — была предпринята деятелями так называемого «москвофильского» движения в Галиции, способствовавшими созданию так называемого «язычия» — церковнославянско-украинского гибрида с русскими и польскими элементами, который в конце XIX — начале XX в. использовался в украинских землях Австро-Венгрии в книгоиздании и школе. Однако в результате победила другая тенденция, ориентированная на культурную фиксацию живой разговорной речи, противостоящей одновременно и церковнославянскому, и русскому языкам. В результате новый украинский литературный язык оказался по своему типу ближе к литературным языкам латинского круга культуры, в частности, к польскому, развивавшемуся как альтернативный по отношению к традиционному языку культуры — латыни.

Примечания

  1. Журавлев В. К. Социально-экономические и культурно-исторические параметры формирования национальных литературных языков // Славянские литературные языки эпохи национального возрождения. М., 1998. С. 7-21; Горбач Олекса. Генеза украiнськоi! мови та ii становище серед iнших слов’янських // Фенiкс. 1961. Зош. 10; Shevelov G. Die ukrainische Schriftsprache. 1798-1965. Wiesbaden, 1966.
  2. Толстой Н. И. История и структура славянских литературных языков. М., 1988. С. 20.

http://www.philology.ru/linguistics3/ostapchuk-01.htm