К типологии глагольных классов: глаголы стандартных пространственных положений в кхмерском языке

В докладе рассматриваются глаголы, образующие класс стандартных пространственных положений в кхмерском языке. К этому классу относятся следующие лексемы: chɔ: ‘стоять’, ɒ:ŋkuy ‘сидеть/садиться’, de:k ‘лежать на спине или боку/ложиться на спину или бок’, kra:p ‘лежать на животе/ложиться на живот’, lut ‘стоять на коленях/вставать на колени’, а также, возможно, лексема (prɒ)taoŋ‘висеть/повисать, уцепившись руками’. Напомним, что в русском языке класс стандартных положений включает лишь четыре лексемы: стоять, сидеть, лежать и, скорее всего, висеть (о русских глаголах класса пространственных положений см., в частности, [Кацнельсон 2001, Рахилина 2000]).

Исследование выполнено в рамках коллективного проекта «Типология акциональных классов» и основано на типологической анкете, разработанной сотрудниками Лаборатории типологического изучения языков ИЛИ РАН (анкета частично опубликована в [Храковский 2007]).

Кхмерские лексемы, входящие в класс стандартных пространственных положений, нельзя однозначно охарактеризовать с точки зрения их акциональных свойств: они могут обозначать как нахождение Агенса в некотором стандартном пространственном положении, так и его переход в данное стандартное положение. Выбор одного из двух возможных прочтений определяется исключительно контекстом: имперфективным или перфективным. Например, лишь зная, является ли контекст имперфективным или перфективным, мы можем выбрать акциональное прочтение элементарного предложения (1) kosɒ:l ɒ:ŋkuy: а) ‘Косоль сидит/сидел’, б) ‘Косоль садится/сел’. В редких случаях однозначное прочтение глагола может «предписывать» видо-временной показатель, которым глагол оформлен (например, оформление глагола показателем дуратива или показателем континуатива задает имперфективное прочтение). Постоянной характеристикой всех названных лексем является только контролируемость, а такие признаки, как длительность/недлительность, динамичность/статичность, предельность/непредельность, могут быть приписаны лишь их конкретным употреблениям: имперфективное употребление может быть охарактеризовано как длительное, статичное и непредельное, а перфективное — как недлительное, динамичное и предельное. Исключением из общей картины является лексема chɔ: ‘стоять’, обозначающая исключительно положение Агенса в пространстве. Для обозначения перехода в данное положение используется лексема kraok, употребляемая обычно в составе сериальной глагольной конструкции: (2) kosɒ:l kraok laɯŋ / kosɒ:l kraok chɔ: (PN — вставать — подниматься / PN — вставать — стоять) ‘Косоль встал’. Таким образом, лексеме chɔ: ‘стоять’ могут быть приписаны следующие акциональные свойства: контролируемость, длительность, статичность, непредельность.

Чтобы продемонстрировать общие грамматические и сочетаемостные свойства кхмерских глаголов, обозначающих стандартные пространственные положения, мы подробно рассмотрим глагол kra:p ‘(о человеке) занимать/занять положение, при котором все тело опирается на живот, контактирующий с горизонтальной поверхностью’. Тот факт, что в кхмерском языке имеется специальная лексема, обозначающая такое «нетривиальное» (на взгляд европейца) положение человека в пространстве, объясняется социокультурной значимостью позиции, описываемой данным глаголом: эта позиция рассматривается, в частности, как знак глубокого уважения или покорности, которую демонстрирует человек перед королем или лицом королевской крови, изваянием Будды и пр. В отличие от глагола de:k ‘лежать на спине или боку / ложиться на спину или бок’, глагол kra:p не может употребляться в значении ‘спать’. Ситуация ‘спать на животе’ описывается с помощью устойчивого оборота de:k phkap (спать — переворачивать). Глагол kra:p может употребляться не только в предложении с Агенсом-человеком, но и с Агенсом-животным (напр. собака, корова, слон, крокодил) (глагол de:k в предложениях с Агенсом-животным может интерпретироваться только как ‘спать’). Если Агенсом является птица, то kra:p употребляется в специфичном значении ‘сидеть на яйцах, высиживать яйца’.

Лексема kra:p является двухвалентной. Данное положение в пространстве предполагает наличие Агенса и Опоры. Семантической Роли Агенса в активной конструкции соответствует обязательный синтаксический актант подлежащее, а семантической роли Опоры — (факультативное) дополнение. При этом следует иметь в виду, что, говоря в данном случае об Агенсе, мы в известной мере упрощаем реальную картину: участник ситуации, соответствующий подлежащему, на самом деле является не только Агенсом (участником, инициирующим ситуацию и контролирующим ее), но и (по крайней мере, в одном из прочтений лексемы) Пациенсом, поскольку в ходе реализации его тело меняет свое положение в пространстве (т.е. претерпевает определенное изменение). В конструкции с глаголом kra:p достаточно часто употребляются факультативные сирконстанты Пространство (в котором происходит ситуация) и Ориентир (часть пространства, относительно которого ориентирована происходящая ситуация): (3) kosɒ:l kra:p nɣw lɣ: smaw knoŋ suən1 cba:2 kbae mɔɒt tɔnle: (PN — находиться — верх — трава — в — сад1,2 — около — берег — река) ‘Косоль лежал на животе на траве в саду около берега реки’.

В кхмерском языке отсутствуют грамматические категории вида и времени, однако имеются факультативные показатели с видо-временной семантикой (перфект, континуатив, дуратив, хабитуалис, итератив и, возможно, некоторые другие). Глагол kra:p сочетается со всеми этими показателями без каких-либо ограничений.

Как и прочие кхмерские глаголы, обозначающие стандартные пространственные положения, глагол kra:p допускает образование трехчленной пассивной конструкции (4), а также функционально эквивалентной пассиву конструкции с тематизацией дополнения (5): (4) kɒnte:l nih trɣw kosɒ:l kra:p lɣ: (циновка — этот — PASS — Косоль — лежать.на.животе — верх) ‘На этой циновке лежит (на животе) Косоль (букв. На этой циновке лежится на животе Косолем)’, (5) kɒnte:l nih kosɒ:l kra:p lɣ: vi (циновка — этот — Косоль — лежать.на.животе — верх — 3sg) ‘На этой циновке лежит (на животе) Косоль (букв. Эта циновка — Косоль лежит на животе на ней)’.

Глагол kra:p свободно употребляется в императивной конструкции. Последняя может иметь прочтение а) ‘продолжай занимать положение Р’ или б) ‘начинай находиться в положении Р’. Прохибитив также может выражать запрет занимать данное положение Р или оставаться в этом положении.

При «поддержке» специальных обстоятельств (типа часто, обычно и т.п.), показателя хабитуалиса или показателя итератива глагол kra:p может иметь хабитуальное прочтение. Также не обнаружено никаких ограничений на употребление данной лексемы в составе фазовой и целевой конструкций.

Глагол kra:p может сочетаться с обстоятельствами момента речи (типа εylɣw ‘сейчас’), временной точки (типа maoŋ 10 ‘в 10 часов’), временного периода (типа a:tɯt mun ‘на прошлой неделе’), неограниченной длительности (типа yu: ‘долго’), ограниченной длительности (типа knoŋ rɔya’ pe:l pi: maoŋ ‘в течение двух часов’). С обстоятельствами темпа данный глагол может сочетаться только в прочтении ‘ложиться на живот’.

Глагол kra:p часто употребляется в составе сериальной конструкции, в которой называются две одновременные ситуации. При этом глагол kra:p (как и другие глаголы класса пространственных положений) всегда занимает первую позицию в глагольной серии: (6) srεy kra:p yum daoy ka:1 touc2 cət3 huəh4 prɒma:n5 (женщина — лежать.на.животе — плакать — из-за/от — горе1,2,3 -безмерный4,5) ‘Она лежала на животе и плакала от безмерного горя’.

Описанные свойства лексемы kra:p не являются ее индивидуальными грамматическими и сочетаемостными характеристиками. Их следует признать общими для всех кхмерских глаголов стандартного положения.

Литература

Кацнельсон С.Д. Категории языка и мышления: Из научного наследия. М., 2001.
Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: Семантика и сочетаемость. М., 2000.
Храковский В.С. Грамматический потенциал глагольной лексемы // Зборник Матице српске за славистику. Броj 71-72/2007, Нови Сад.

Источник текста — сайт Института лингвистических исследований.


 

С. Ю. Дмитренко

К ТИПОЛОГИИ ГЛАГОЛЬНЫХ КЛАССОВ: ГЛАГОЛЫ СТАНДАРТНЫХ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ПОЛОЖЕНИЙ В КХМЕРСКОМ ЯЗЫКЕ

(Типология языка и теория грамматики. Материалы Международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения С. Д. Кацнельсона. — СПб., 2007. — С. 55-58)


 

http://www.philology.ru/linguistics4/dmitrenko-07.htm