Ономатопоэтические слова японского языка в функции экспрессивной характеристики человека и их системные связи

Японский язык обладает огромным количеством ономатопоэтических слов, которые часто употребляются в повседневой речи японцев и в языке художественной литературы, представляя одну из характерных особенностей японского языка.

Как и во многих других языках, ономапоэтические слова японского языка тяготеют к звукам «первичного» образования и в большей части своей имеют повторяющуюся основу (мукумуку — «копошение», гарагара — «тарахтение», хисохисо — «шушукание», мэсомэсо — «хныкание»). Ономатопоэтические слова японского языка, по мнению Н.И. Конрада «дают представление о чём-нибудь в виде живого образа, т.е. пополняют понятийное содержание речи образным. Это может касаться самых различных сторон восприятия» [4, c. 170].Одни такие «слова» вызывают слуховое представление, (горогоро — «раскат грома», савасава — «шелест листьев»), другие — зрительные представления (пикапика — «блеск молний», дзиродзиро — «пристальный взгляд») и др. Входя в состав предложений, такие единицы грамматизируются и превращаются в определённую часть речи, например становятся глаголами (тэкутэку аруку — «тащиться», уроуро суру — «слоняться», гягя наку — «визжать», хисохисо ханасу — «ворковать»), прилагательными (уяуясий — «покорный», кудакудасий — «нудный», нарэнарэсий — «развязный», модзямодзя-но — «нечёсанный»), наречиями (хэтохэто-ни цукарэру — «устать до смерти», кудэнкудэн-ни ёу — «опьянеть до чёртиков», кусякуся-ни нару — «ершиться», ойой-то наку — «горько рыдать»).

Ономатопоэтическая лексика, составляющая особый фонд звуковых образов в лексической системе японского языка, всегда была предметом пристального рассмотрения японских лингвистов. Так, Морита Масако на основе литературных памятников показывает развитие морфологических типов ономатопоэтических слов начиная с VIII в. и говорит о их связях с древнеяпонским языком, подчёркивая древнее происхождение данной категории слов. По её подсчётам, количество ономатопоэтических слов в современном японском языке достигает 2300 [2, c. 58].

В советском японоведении ономатопоэтические слова японского языка были подробно исследованы ещё Е. Д. Поливановым [7]. Позже некоторые аспекты указанных слов освещены Е.М. Колпакчи [3, с. 21], и Н.И. Фельдман [8, c. 38], а также К.Е. Черевко, который в основном рассматривает ономатопоэтические слова в связи с наречиями, подчёркивая их наречную сущность [10].

Итак, ономатопоэтические слова в японском языке — это своеобразный разряд древних слов, которые не являются самостоятельной частью речи, так как с точки зрения грамматики они не представляют собой единой грамматической категории, а входят в различные части речи (существительное, прилагательное, глагол, наречие). В связи с тем, что эти слова не обладают морфологическими показателями, свои грамматические свойства они реализуют в синтаксических связях. Ономатопоэтические слова могут выступать в предложении в качестве подлежащего, сказуемого, определения и дополнения и выполнять функции различных обстоятельств. Это составляет грамматический аспект ономатопоэтических слов.

Существуют и другие подходы к ономатопоэтическим словам. Так, Мацумура Акира делит ономатопоэтические слова японского языка на следующие две группы в зависимости от качества звуков: гисэйго — чисто звукоподражательные слова, которые имитируют крики животных, либо воспроизводят различные природные и естественные шумы, и гитайго — слова, вызывающие то или иное образное представление у слушающего, поэтому их часто называют образно-подражательными словами [5, c. 158]. Следует отметить, что граница между названными группами слов подвижная. Экспрессивность, которая нас интересует в данной категории слов, присуща именно единицам второй группы. Поэтому цель нашей статьи — выявить некоторые семантические варианты ономатопоэтических слов как экспрессивных характеристик человека показать их синтаксические функции.

Экспрессивные характеристики человека в японском языке до сих пор были предметом специального рассмотрения лишь с точки зрения их словообразовательной и семантической мотивированности, а ономатопоэтические слова лишь упоминались [9]. В данной статье из многих видов ономатопоэтических слов японского языка нами будет рассмотрен лишь один до сих пор специально не изученный вид таких слов, связанный лишь с экспрессивной характеристикой человека.

Материалом для исследования послужила специальная выборка ономатопоэтических слов, связанных с экспрессивной характеристикой человека, его поведением, экспрессивными действиями или состояниями. Для этой цели использовались словари [1], [6], [11], а также произведения японских писателей и газеты на японском языке.

Анализ показал, что, наряду с другими категориями ономатопоэтических слов, категория ономатопоэтических характеристик человека представляет довольно развитую систему, которая поддаётся определённой классификации. Ономатопоэтические характеристики человека чаще всего реализуются в речи в форме сказуемого, выраженного глаголами суру — «делать» (таких глаголов больше всего) или другими глаголами, имеющими определённую семантику. Причём последние могут быть по своей семантике как нейтральными (ханасу — «говорить», аруку — «идти», ному — «пить», иу — «говорить»), так и экспрессивными (сябэру — «болтать», куу — «жрать», наку — «реветь»). Эти глаголы добавляются к основам ономатопоэтических слов. Ономатопоэтические характеристики человека реализуются в речитакже и в форме определения или присвязочной части сказуемого. В случае определения после основы ономатопоэтического слова ставится окончание -ий (для предикативных прилагательных) и форманты -на или -но (для полупредикативных прилагательных) и довольно часто — глагольные окончания на да-та (особенно окончание сита). В случае обстоятельств, как правило это обстоятельства образа действия, к основе ономатопоэтического слова добавляются показатели наречий ни или то, а затем какой-нибудь глагол.

Рассмотрим семантические виды ономатопоэтических слов — характеристик человека, указывающих на экспрессивные действия или состояния человека.

Ономатопоэтическое слово — глагол говорения. Например: бэрабэра сябэру — «тараторить», «трещать»; могомого иу — «мямлить»; хисохисо ханасу — «шушукаться»; акиаки ханасу «ворковать»; бэрабэра иу — «трепаться»; мунямуня иу — «бормотать».

Ономатопоэтическое слово — глагол движения. Например: тэкутэку аруку — «плестись» ( волоча усталые ноги); дэрэдэрэ-ику «волочиться» (еле-еле идти); ёроёро аруку — «ковылять»; тёротёро ику тоже «ковылять»; тоботобо аруку — «плестись»; нороноро сусуму — «тащиться».

Ономатопоэтическое слово — глагол , связанный с приёмом пищи. Например: питяпитя ото-о татэтэ куу — «чавкать»; гацугацу куу — «жрать»; габугабу ному — «хлестать»(например, водку); бакубаку табэру — «хлебать».

Ономатопоэтическое слово — глагол, выражающий различные эмоциональные состояния. Например: акиаки суру — «осточертеть»; орооро суру — «мешкаться»; сяся суру — «и в ус не дуть»; гягя наку — «визжать»; мэсомэсо суру — «распустить нюни»; модзимодзи суру — «ёрзать». (Все эти глаголы в основном с суру)

Ономатопоэтическое слово — существительное, характеризующее человека с точки зрения поведения. В этих словах, как и в других вышеприведённых, как правило, реализуется отрицательный признак человека. Например: сэкасэка сита хито — «егоза»; вайвайрэн — «мелюзга», «мелкая сошка»; гамигамия — «придира», «ворчун»; гамигами онна — «мегера»; нукунуку сита моно — «подлец»; дэрэдэрэ сита отоко — «бабник»; совасова сита хито — «непоседа»; тонтинкан-на хито — «балда». Во всех примерах к осноам ономатопоэтического слова присоединяются различные словообразовательные форманты существительных (хито, я, моно, отоко, онна, рэн), которые по своей природе являются нейтральными. Следовательно, экспрессивность слова, как и в случаях с вышеприведённымит глаголами, создаётся за счёт основы ономатопоэтического слова.

Ономатопоэтическое слово — неодушевлённое существительное со значением отвлечённого признака, действия или результата, выражающего экспрессивное значение. Если для предыдущего типа слов характерна редупликация одинаковых слогов, то в данном виде, наряду с редупликацией слогов (готагота — «дрязги») в основном встречаются повторения не совсем одинаковых звуков, но объединённые, по-видимому, по своим генетическим особенностям м отличающиеся повышенной экспрессивностью. Однако, количество подобных слов в японском языке незначительно. Например: тэнъяванъя — «кавардак»; мэтякутя — «головотяпство»; тимпункампун — «тарабарщина»; удзомудзо — «сброд». Иногда эти ономатопоэтические слова используются в речи в присвязочной части сказуемого без каких либо грамматических показателей. Например: боку-но сэйкацува тэнъяванъя да — «Моя жизнь — истинный кавардак».

Многие ономатопоэтические слова (в основном глаголы) в функции экспрессивных характеристик человека имеют синонимы, выраженные другими единицами или другими ономатопоэтическими словами:

1) Ономатопоэтическое слово (ОС) и фразеологическая единица (ФЕ). Например: буцубуцу-иу (ОС) и кути-о-кобосу (ФЕ) «фыркать»; дзандзан дзиман суру (ОС) и хора-о фуку (ФЕ) «кичиться», «задирать нос»; гамигами иу (ОС) и фухэй-о иу (ФЕ) — «ворчать», «брюзжать»; ираира суру (ОС) и хара-о татэру (ФЕ) — «скалиться».

2) Ономатопоэтическое слово и глагол с экспрессивным значением. Например: магомаго суру (ОС) и уроцуку (глагол с экспрессивным значением) — «хлестать» (например, сакэ, водку); пэкопэко суру (ОС) и хэцурау (глагол с экспрессивным значением) — «расшаркиваться».

3) Ономатопоэтическое слово и другое ономатопоэтическое слово. Например: бурабура суру и горогоро суру «околачиваться»; тэкутэку аруку и нороноро сусуму — «тащиться»; мдзимодзи суру и совасова суру — «ёрзать»; питяпитя ото-о татэру и бакубаку табэру — «чавкать».

Выше уже говорилось о том, что ономатопоэтические слова могут выступать в предложении в качестве подлежащего, сказуемого, определения, дополнения и обстоятельств. Что касается характеристик человека, то наиболее регулярными для них являются сказуемостные функции. Например: анохито-ва доситэ-ка ицудэмо совасова ситэ иру — «Он почему-то всегда ёрзает». Регулярна для ономатопоэтических слов данного вида и функция присвязочной части сказуемого. Например: ано отоко-но иу кото-ва тяроппоко-да — «То, что говорит тот мужчина — сущая белиберда». Также регулярными являются обстоятельственные функции ономатопоэтических слов. Например: карэ-ва ёрокондэ биру-о габугабу номимасита — «О с удовольствием хлебал пиво». Менее регулярными являются определительная функция и функция дополнения. Например: тонари-ни совасова-сита хито-га футари итанодэ нанимо кикоэнакатта — «Так как рядом сидели две егозы, никто ничего не слышал»(функция определения) и тётто маттэ тёдай, коно готагота-о катадзкэтэ-куру кара — «Подожди, пожалуйста, я сейчас управлюсь с этим кавардаком» (функция дополнения). Реже ономатопоэтические слова могут выступать в функции подлежащего. Например: тэняванъя-га карэ-но симпай-но рию датта — «Именно кавардак был причиной его тревоги».

Итак, экспрессивные характеристики человека представляют собй интересную, но малоисследованную сферу японской лексики. Как показал анализ, ономатопоэтические слова в функции экспрессивной характеристики человека прослеживаются в целых тематических группах и имеют , таким образом, системный характер. Экспрессивные ономатопоэтические характеристики человека чаще всего реализуются в речи в функциях сказуемого и различных обстоятельств.

Литература

1.Большой японско-русский словарь / Под ред. Н.И. Конрада, М., 1970.

  1. Кокуго то кокубунгаку. — Токио, 1953. — № 1.
  2. Колпакчи Е.М. Строй японского языка. — Л., 1936.
  3. Конрад Н.И. Синтаксис японского языка. — М., 1937.
  4. Мацумура Акира. Нихон бумпо дайдзитэн. — Токио, 1971.
  5. Новый японско-русский словарь. — Хакуюся. Токио, 1978.
  6. Поливанов Е.Д. По поводу «звуковых жестов» японского языка // Статьи по общему языкознанию. — М., 1968.
  7. Фельдман Н.И. Японский язык. — М., 1960.
  8. Фролова О.П. Эмоционально-оценочные существительные в лексике и фразеологии японского языка // Экспрессивность лексики и фразеологии. — Новосибирск, 1983.
  9. Черевко К.Е. Наречия в системе частей речи современного японского языка // Вопросы японского языка. — М., 1971.
  10. Японско-русский словарь. — Сансэйдо. — Токио, 1966.

О.А. Фролова

ОНОМАТОПОЭТИЧЕСКИЕ СЛОВА ЯПОНСКОГО ЯЗЫКА В ФУНКЦИИ ЭКСПРЕССИВНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЧЕЛОВЕКА И ИХ СИСТЕМНЫЕ СВЯЗИ

(Системные отношения на разных уровнях языка. — Новосибирск, 1988. — С. 65-70)

http://www.philology.ru/linguistics4/frolova-88.htm