О номинации новых реалий в современном болгарском литературном языке на стадии становления

Современный болгарский литературный язык складывается в эпоху национально-культурного возрождения болгарского народа. Начало этого процесса относится к 20-м годам XIX в.. когда образованные и патриотически настроенные болгары решительно поднимают вопрос о необходимости скорейшего введения образования на родном языке, изданий на нем учебных, религиозных и других необходимых для развития общества книг, предлагают с этой целью свои опыты литературной обработки народной речи. Поздняя, завершающая стадия данного процесса хронологически представляется менее отчетливой. Обычно ее относят к 60-70-м гг. XIX в.. т.е. к самому концу эпохи Возрождения, когда литературный язык после острых филологических споров по вопросам его устройства и нормализации уже предстает как язык общеболгарский и относительно единый с такой совокупностью основных норм, какая сохраняется до сих пор.

Формировавшийся в указанный период современный болгарский литературный язык характеризуется наряду с другими важными протекавшими в нем процессами также и исключительно быстрыми изменениями в лексическом составе, вызванными необходимостью наименования большого числа новых реалий материальной и духовной культуры, которые входили в различные новые для болгар сферы их хозяйственной, общественной и культурной деятельности. В общий процесс нормализации и совершенствования этого языка в 20-70-е гг. XIX в. вторгся мощный поток новой лексики. Номинации требовали как множество реалий, появившихся в жизни европейских и других народов, в том числе и болгар, в XIX в. (например, пароход, железная дорога, телеграф), так и реалий, давно известные другим народам (например, газета, типография, университет, телескоп), с которыми болгары вследствие тяжелых условий своего существования под игом Османской империи столкнулись практически только в XIX в. Разумеется, некоторые из таких реалий были известны болгарам и ранее, но в жизнь болгарского общества они входят, актуализируются в ней только в период складывания современного литературного языка.

Анализ наименований новых реалий (главным образом из области материальной культуры) показывает, что в целом их номинация в болгарском языке XIX в. характеризуется широкой дублетностью. Причина большого разнообразия новых наименовании лежит в различии языковых источников, из которых черпались многие из них, особенно что касается области научной и технической терминологии. Другая причина наличия большого числа дублетов кроется в словотворчестве болгарских книжников того времени, которые, используя богатые словообразовательные потенции родного языка, создавали путем аффиксации (главным образом суффиксации) и словосложения разные по словообразовательной структуре слова, в том числе и гибридные образования.

На появление лексики рассматриваемого характера из внешних языковых источников наибольшее влияние оказал, по-видимому, русский язык. Это объясняется богатством русского языка и его большей по сравнению с языками Западной Европы близостью и понятностью для болгар, а также и таким весьма важным обстоятельством, как широкое использование болгарами русских книг, и тем. что среди образованных и активных деятелей культурного возрождения Болгарин было много воспитанников российских учебных заведений. Влияние русского языка было двояким: во-первых, из него заимствовалось большое число собственно русских слов, которыми болгары стали называть новые для них реалии, а во-вторых, русский язык был посредником вхождения в болгарский множества слов-интернационализмов. Большое число русизмов, наводнивших болгарский язык, особенно во второй половине XIX в.. вызывало отпор со стороны многих «возрожденцев». в том числе и русских воспитанников, вылившийся в широкое пуристическое движение.

На номинации новых реалий в болгарском языке на стадии его становления отразилось и влияние соседних балканских языков — греческого, сербского, румынского, языков Центральной и Западной Европы — чешского, немецкого, французского и др.

Использование разных языков для номинации новых реалии приводило нередко к тому, что одна и та же реалия в болгарском языке называлась двумя и более словами разноязычного происхождения. Собственное словотворчество болгарских книжников также приводило к тому, что в языке появлялись ряды семантически тождественных слов, образованных присоединением разных аффиксов к одной и той же мотивирующей основе или одного аффикса к разным основам, а также словосложением.

Большая часть появившихся в болгарском языке эпохи возрождения наименований новых реалий не имела широкого употребления и была вытеснена другими словами. Характерно при этом, что лексические новообразования, созданные «возрожденцами» на их родной языковой основе для наименования новых реалий, во многих случаях не выдерживали конкуренции с семантически им тождественными прямыми заимствованиями из русского и других языков или соответствующими кальками.

Следует отметить, что на номинацию новых реалий в литературном болгарском языке на стадии его формирования турецкий язык — язык господствующего в Османской империи этноса — почти не оказал влияния.


Г. К. Венедиктов

О НОМИНАЦИИ НОВЫХ РЕАЛИЙ В СОВРЕМЕННОМ БОЛГАРСКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ НА СТАДИИ ЕГО СТАНОВЛЕНИЯ

(Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. — М., 2001. — С. 22-24)


http://www.philology.ru/linguistics3/venediktov-01.htm