Серболужицкие языки

Серболужичане (самоназвание — сербы, немецкое название — сорбы) — самый маленький славянский народ. Они живут в ГДР на востоке округов Дрезден (в районе главного серболужицкого культурного центра г. Баутцен, по-серболужицки — Будышин) и Коттбус (по-серболужицки — Хосебуз). Название «лужичане» (по названию болотистой местности Лужица), «лужицкий язык», использовавшееся иногда в прошлом, теперь не употребляется, название же «сербы», «сербский» неудобно из-за возможности смешения с одним из южнославянских народов. Поэтому у нас и у других славян принято название «серболужичане» или «лужицкие сербы». Количество серболужичан определить точно не представляется возможным. Все серболужичане двуязычны: они пользуются, кроме серболужицкого, также немецким языком. В подавляющем большинстве населенных пунктов серболужичане не составляют в настоящее время более четверти населения, а сплошь и рядом в населенном пункте проживает около 5-10% серболужичан. По приблизительной оценке количество серболужичан составляет теперь величину порядка 100 тыс. чел. В прошлом серболужичан было больше: по статистическим данным прошлого века количество серболужичан превышало 150 тыс. чел.

Впервые серболужичане упоминаются в исторических источниках еще в 631 г. Это были славянские племена, уклад жизни которых можно охарактеризовать как позднеродовой. Родовые старшины уже начинали выделяться из числа землепашцев и скотоводов, а вместе с тем начинали складываться и группы зависимых от них крестьян. Западные соседи славянских племен гломачан, лужичан, мильчан — франки стремились подчинить их себе. Это была упорная германская экспансия, в ходе которой, несмотря на отдельные успехи руководителей славянских племен, франки завоевывали все новые городища и прилегающие территории. Так, к примеру, в 766-897 гг. франки предприняли 14 военных походов против серболужицких племен. Видная роль в этой экспансии была сыграна германским королем Генрихом I. Серболужичане долго оставались язычниками, но параллельно с переходом их под власть немецких феодалов происходила их христианизация.

Серболужицкие государственные образования не успели получить значительного развития, и к XII веку территории мильчан и лужичан оказались под властью немецких феодалов. Одни представители племенной верхушки перешли на сторону завоевателей, а другие сравнялись с крестьянами. Началась длительная и тяжелая германизация серболужичан. Хотя некоторое время их территории оказывались под властью Польши или Чехии, это не изменило положения: немецкие феодалы порабощают серболужицких крестьян. Временами мирные серболужицкие крестьяне восставали против социального и национального гнета со стороны немецких помещиков-юнкеров. Так, например, в 1790 г. произошло восстание крестьян, вызванное дошедшими до Лужицы известиями о французской революции. Ряд участников восстания был арестован, руководители закованы в цепи и помещены в крепость.

Несмотря на социальный и национальный гнет, в XVI в. серболужичане создали свою письменность. В 1532 г. была записана по-серболужицки присяга, а 1548 г. датируется перевод М. Якубицей Нового завета — важнейшей для христианской религии части Библии. Вскоре серболужичане издают первые печатные книги. При этом возникают два литературных серболужицких языка: верхнелужицкий — язык Нижней Лужицы, бывших племен мильчан, и нижнелужицкий — язык Северной Лужицы, бывших племен лужичан; центром верхних серболужичан был Будышин, а нижних — Хосебуз. Определенную роль в том, что сформировались два литературных языка, сыграло обстоятельство, что нижние лужичане оказались в составе Пруссии, а верхние — Саксонии. Первоначально возникло вообще три варианта литературного языка: нижнелужицкий и верхнелужицкий католический и верхнелужицкий протестантский, так как многие верхние лужичане приняли лютеранство, а часть осталась католической. В XVII — XVIII вв. книгопечатание у серболужичан оживляется. В 1679 г. Я. Тицин издает первую верхнелужицкую грамматику, а в 1640 г. была создана нижнелужицкая грамматика Я. Хойнана. В 1721 г. Ю. Светлик издал первый латино-сербский (латино-серболужицкий) словарь. Первые опыты создания произведений художественной литературы относятся ко второй половине XVIII в., но большее развитие получают они в период национального возрождения в XIX в.

Одним из первых проявлений национального возрождения у серболужичан явилось издание Л. Гауптом и Я.А. Смолером записанных последним почти пятисот народных песен верхних и нижних лужичан (1841-1843). Крупнейшими серболужицкими поэтами XIX в. были Гандрий Зейлер и Ян Радысерб-Веля. Позже, на рубеже XIX и XX вв. развернулась деятельность наиболее известного серболужицкого поэта Якуба Барт-Чишинского; к этой же поре относится и поэзия нижнелужицкого поэта Мато Косыка. В 1847 г. начинает действовать национально-литературная серболужицкая организация «Матица сербская», а несколько позже — «Домовина» («Родина»), издаются газеты и журналы на серболужицком языке. Оживляются связи серболужицких культурных деятелей со славистами и писателями славянских стран, прежде всего России, а также Чехии и Польши. Так, например, Я. Смолер переписывается с выдающимися русскими славистами О.М. Бодянским, познакомившим его также с народным творчеством и литературой Украины, И.И. Срезневским, приезжает в Москву и Петербург. В 1866 г. было издано богатое собрание верхнелужицкой лексики — верхнелужицко-немецкий словарь Х.Т. Пфуля. В начале XX в. ряд важных работ, в том числе капитальную грамматику и трехтомный словарь нижнелужицкого языка, выпустил крупнейший серболужицкий языковед Арношт Мука (первый том этого словаря был издан Петербургской Академией наук). По совету своего учителя И.А. Бодуэна де Куртенэ Л.В. Щерба отправляется в Лужицу и изучает восточнолужицкий диалект в окрестностях Мужакова (Бад Мускау).

Уже спустя несколько месяцев после прихода Гитлера к власти была арестована группа серболужицких культурных деятелей. Вскоре была закрыта серболужицкая газета, а затем запрещена деятельность «Матицы» и «Домовины» с ее библиотекой, а также практически вообще всякая серболужицкая речь.

После освобождения Лужицы Советской Армией начинается работа по воссозданию «Домовины», по развитию серболужицкой культуры. Большую заботу о серболужицкой культуре проявляет первое социалистическое немецкое государство — ГДР. В настоящее время выходит ряд периодических изданий на серболужицком языке, в том числе ежедневная газета на верхнелужицком и еженедельник на нижнелужицком. ряд журналов — детские, педагогический, общественно-политические. создан Институт серболужицкого народоведения в Будышине и Институт сорабистики в Лейпцигском университете, где готовятся кадры высшей квалификации по серболужицкому языку, литературе, истории. Раз в два года проводятся летние курсы по серболужицкому языку в Будышине, на которые приезжают для приобретения и пополнения знаний специалисты из разных стран мира. Серболужицкие писатели получили широкое признание в ГДР. Широкую известность получил, в частности, Юрий Брезан (род. 1916), пишущий теперь прозу на немецком языке (стихи, а раньше рассказы он писал по-верхнелужицки). Большая работа проводится по изучению серболужицкого языка как в Будышине, так и в Лейпциге и в АН ГДР в Берлине. Его исследуют также советские, польские, чехословацкие ученые. Крупнейшими современными серболужицкими языковедами являются Гинц Шустер-Шевц, Ф. Михалк, Г. Фаска; в СССР успешно изучает серболужицкие языки составитель «Верхнелужицко-русского словаря» (1974) и автор ряда монографий львовский языковед К. К. Трофимович, в Польше — К. Полянский.

Оба серболужицких языка пользуются алфавитами на латинской основе с добавлением ряда дополнительных знаков. В верхнелужицком буквы a, e, o, u, i, y соответствуют русским а, э, о, у, и, ы; буквы ĕ и ó означают закрытые е и о. Обозначения согласных b, d, f, k, m, n, p, t, r, s комментариев не требуют; c, j,w, z, g обозначают звуки ц, й, в, з, г; серболужицкое l несколько мягче русского л, т. е. типа немецкого l; буквой ł обозначается звук типа неслогового u (белор. ў), возникший на месте твердого л (кстати, w после гласных произносится так же). Буква h обозначает один из вариантов проточного г; в сочетаниях с сонорными, в конце слова и между гласными h нередко не произносится (hnĕw ‘гнев’, wuhlo ‘уголь’, snĕh ‘снег’). Буквосочетание ch передает звук типа русского х, который в начале слова и после приставок произносится как kh (раньше он так и обозначался на письме). Согласные перед гласным i смягчаются. При смягчении согласных происходят некоторые звуковые изменения. Для обозначения мягкого n используется буква ń. Шипящие ž, š, č в верхнелужицком мягкие (жь, шь, чь); как мягкое č произносится и буква ć, которая пишется на месте ть; буква ř употребляется на месте мягкого r после p, t, k и произносится как мягкое š. Звук r обычно звучит по-серболужицки как грассирующий; буквосочетанием rj передается мягкий r типа русского рь. Буквосочетанием передается мягкий шипящий аффрикат типа джь, он появляется при смягчении d. В нижнелужицком нет ó, ř; ł может произноситься и как неслоговое u, и как твердое л; буквы ž, š, č, dž приближаются к твердым шипящим; w, особенно перед гласными, произносится кратко (woko ‘глаз’ почти как oko). Мягкость согласных передается сочетанием соответствующей буквы с j (žiwjenje ‘жизнь’), но для передачи мягкости нь и рь в конце слова сохраняются знаки ń, ŕ (koń ‘конь’).

Серболужицкие языки принадлежат к северной подгруппе западнославянских языков. Обоим литературным серболужицким языкам и соответствующим им наречиям свойственные такие черты: 1) переход бывших носовых гласных в u и e (ĕ); 2) e часто переходит в o (morjo ‘море’); 3) мягкое r после p, t, k превращается в шипящий (вл. tři, нл. tśi); 4) ударение на начальном слоге; 5) сохраняется двойственное число (в диалектах живой речи оно частично утрачивается, но в литературной речи твердо нормировано); 6) сохраняются старые глагольные времена — аорист и имперфект (например, нл. spleśech ‘я сплел’).

Наиболее характерные различия между верхне- и нижнелужицким таковы: a) нижнелужицкое взрывное g соответствует верхнелужицкому проточному h: gora — hora; б) в верхнелужицком мягкие t, d дают ć, dź, а в нижнелужицком ś, ź (например, ćichy — śichy ‘тихий’, ćoply — śoply ‘теплый’, dźeń — źeń ‘день’); в) в нижнелужицком на месте старого č выступает c (цоканье): cłowjek ‘человек’, cysty ‘чистый’; г) в нижнелужицком r после p, t, k перешло в š (pšawo ‘право’); д) в верхнелужицком ch (x) в начале слова перешло в kh (chleb ‘хлеб’, chojna ‘ель’). Верхнелужицкий и нижнелужицкий литературные языки (или, как считают иногда, варианты языка) соответствуют верхнелужицким и нижнелужицким наречиям; кроме этих основных наречий (разумеется, может быть выделен и ряд более мелких говоров), выделяют еще восточно-лужицкое наречие (в районе Мужакова), кое в чем сближавшееся с польскими говорами, ныне уже мертвое.

Вследствие широко и уже давно развитого серболужицко-немецкого двуязычия в серболужицких языках немало заимствований из немецкого языка, которые имеются как в литературной, так и в разговорной речи. Можно отметить и немало калек с немецкого, например sto lĕt stary < hundert Jahre alt (‘сто лет’ — о возрасте). Вместе с тем при формировании литературного языка в ряде случаев чувствуется опора на польский и чешский языки (например, nowiny ‘газета’, přemysło ‘промышленность’ и т.п.).

 

Литература

Ермакова М.И. Очерк грамматики верхнелужицкого литературного языка. М., 1973.
Трофимович К.К. Нариси з iсторii серболужицькоi лiтературноi мови. Львiв, 1970.
Щерба Л.В. Восточнолужицкое наречие. Пг., 1915. Т. 1.
Sewc (Schuster) H. Gramatika hornjoserbskeje rece. T. 1-2. Budysin, 1968-1976. [2-е изд. 1984. Т.1].
Fasske H., Michalk S. Grammatik der obersorbischen Sprache der Gegenwart: Morphologie. Bautzen, 1981.
Mucke K.E. Historische und vergleichende Laut- und Formenlehre der Niedersorbischen (niederlausitzisch-wendischen) Sprache. Leipzig, 1891.
Janas P. Niedersorbische Grammatik. Bautzen, 1976.
Fasske H., Jentsch H., Michalk F. Sorbische Sprachatlas. Bautzen, 1965. Bd. 1 [Издание продолжается].
Мука Э. Словарь нижнелужицкого языка. Пг.; Прага, 1921-1928. Т. 1-3.
Schuster-Sewc H. Historisch-etymologisches Worterbuch der ober- und niedersorbischen Sprache. H. 1. Bautzen 1978 [Издание продолжается].
Трофимович К.К. Верхнелужицко-русский словарь. М.: Бауцен, 1974.
Трофимович К.К., Моторный В.А. Серболужицкая литература. Львов, 1987.
Nedo P. Grundriss der sorbischen Volksdichtung. Bautzen, 1966.
Landmatz R., Nedo P. Sorbische Volkskunst. Bautzen, 1968.
Stawiczny serbow. Budysin, 1975-1979. T. 1-4.
Die Sorben. Bautzen, 1971.
Семиряга М.И. Лужичане. М.; Л., 1955.
Schuster-Sewc H. Bibliographie der sorbischen Sprachwissenschaft. Bautzen, 1966.


А. Е. Супрун

СЕРБОЛУЖИЦКИЕ ЯЗЫКИ

(Супрун А.Е. Введение в славянскую филологию. — Минск, 1989. — С. 76-81)


 

http://www.philology.ru/linguistics3/suprun-89b.htm