Ротуманский язык

Ротуманский язык долгое время был загадкой для лингвистов, поскольку он имеет некоторые отличительные характеристики, которые не позволяют отнести язык к какой-либо подгруппе в Океании. Для этого есть несколько причин, по мнению Andrew Pawley, лингвиста из Australian National University. Отчасти потому, что ротуманский язык изолирован, не имеет очень близких родственников, которые могли бы пролить свет на его развитие. Случай осложняет очевидное наличие по меньшей мере двух пластов полинезийских заимствований, в основном из самоанского и тонганского языков, эти заимствования составляют около 40 процентов всего словарного запаса. В последние годы ротуманский также активно заимствовал слова из фиджийского и английского, особенно в областях, связанных с современной цивилизацией и культурой. Еще одним смущающим фактором является то, что в языке активно используется метатеза (перемена местами конечных гласных с непосредственно предшествующим согласным), что приводит к системе гласных, включающей умлаут, кратким гласным и дифтонгизации. В результате оригинальная система, состоявшая из пяти гласных увеличилась до десяти. Метатеза увеличила вариативность в ротуманском, еще более усложняя его классификацию. Тем не менее, если убрать полинезийские заимствования, Pawley находит убедительные свидетельства родства ротуманского и западно-фиджийского языка (Pawley, 1979).

В результате метатезы большинство ротуманских слов имеет две формы. Например, слово hosa «цветок» становится hoas в некоторых контекстах, слово pija «крыса» иногда появляется в форме piaj. Согласно Niko Besnier, неполные формы ротуманских слов можно получить из полных форм следующими способами: (a) правило метатезы, которое меняет порядок последней гласной в слове и непосредственно предшествующей согласной, если таковая есть; (b) правило ассимиляции гласной, которое уменьшает определенные пары гласных, полученные в результате метатезы, до одной гласной, фонологическая характеристика которой – комбинация отличительных черт двух исходных гласных; (c) правило количественного сокращения первого гласного в паре гласных, превращающее эту пару в дифтонг; и (d) правило сокращения долготы гласного, которое превращает сочетания одинаковых гласных, полученных в результате метатезы, в одиночный гласный. (Besnier 1987).

Грамматически полная форма используется для выражения идеи определенности, а неполная форма – для выражения неопределенности. Например, epa la hoa «возьмут (эти) коврики» (epa – полная форма), а eap la hoa «возьмут (какие-то) коврики» (eap – краткая форма). Все слова с лексическим значением имеют определенную и неопределенную форму. (Churchward 1940).

Ротуманское письмо существует в трех различных орфографиях: одна из них была разработана английскими методистскими миссионерами, другая французскими католиками, и третью разработал Churchward. Самая ранняя методистская орфография в наши дни используется редко. Большинство методистов используют орфографию Churchward’a, по ней учат язык в школе. Ротуманцы в неформальном письме часто опускают диакритики.

Ссылки

Besnier, Niko. 1987 An autosegmental approach to metathesis in Rotuman. Lingua 73(3):205.

Churchward, C. Maxwell. 1940 Rotuman Grammar and Dictionary. Australian Medical Publishing Co. Ltd, Sydney, for the Methodist Church of Australasia, Department of Overseas Missions, pp. 15-18. Reissued in 1978 by AMS Press, New York. For information concerning the republication of Churchward’s dictionary click here.

Pawley, Andrew. 1979 New Evidence on the Position of Rotuman. Working Papers in Anthropology, Archaeology, Linguistics, Maori Studies, no. 56. Department of Anthropology, University of Auckland, New Zealand.

Заключение из докторской диссертации Ганса Шмидта (Hans Schmidt) по истории ротуманского языка.

http://www2.hawaii.edu/oceanic/rotuma/os/Language.html