Языковое законодательство в республике Бурятия: шаги в разные стороны

 

Начало 1990-х гг. в Российской Федерации ознаменовано «парадом» суверенитетов национальных субъектов страны: объявление республик суверенными государствами составе России, принятие основополагающих документов, определяющих и подкрепляющих новый статус и т.д. В число таких нормативных правовых актов, помимо конституций, входили и законы о языках народов республик. Республика Бурятия (РБ) одной из первых приняла соответствующий закон. Республиканский Закон [1], принятый Верховным Советом 10.06.1992 г. и претерпевший три изменения (до 2013 г.), следовал в основном русле федерального.

Изменения, вносившиеся соответствующими законодательными актами 2003 (см. [2]), 2006 (см. [3]) и 2011 гг., носили большей частью стилистический характер или были внесены в целях приведения Закона в соответствие с федеральным законодательством о судопроизводстве, выборах и т.д.

Последние два-три года в среде специалистов — филологов, преподавателей, ученых бурно обсуждался вопрос об исключении из статьи 21 Закона компромиссного положения, разрешающего учет желания родителей учащихся при обучении бурятскому языку: «При желании родителей или лиц, заменяющих их, обеспечивается изучение бурятского языка как основного предмета учебного плана в школах и классах, в которых обучение ведется на русском языке». Причиной тому явилось увеличение числа нежелающих изучать бурятский язык, в том числе и среди бурятского населения. Немаловажную роль в этом сыграло и то, что с введением ЕГЭ родители делали выбор в пользу дополнительных часов на математику и русский язык для подготовки к единому экзамену, а с введением новых СанПиН сократилось и общее количество часов недельной нагрузки.

Возвращение к вопросу об исключении из статьи 21 положения о принципе добровольности в изучении бурятского языка было обусловлено в связи с принятием федерального закона об образовании [4] и принятием аналогичного регионального закона [5] в декабре 2013 г. Во время подготовки к принятию закона РБ об образовании, при обсуждении его на комитетах Народного Хурала (НХ РБ), на различных общественных слушаниях было высказано пожелание о включении положения об обязательном изучении бурятского государственного языка Республики Бурятия. Возникла ситуация недопонимания. В связи с этим, а также с тем, что данный закон должен был быть принят до конца 2013 г., из законопроекта статья, касающаяся языка (языков) образования, была исключена с предложением принять ее в порядке внесения изменений на следующей, февральской, сессии Хурала.

В соответствии с распоряжением главы Республики Бурятия в начале 2014 г. была создана совместная рабочая группа для подготовки нормативных правовых актов по вопросам сохранения, развития и изучения бурятского языка в Республике Бурятия, куда вошли члены Правительства РБ и депутаты НХ РБ, а также ученые, преподаватели Бурятского государственного университета. Результатом работы данной рабочей группы стали законопроекты «О внесении изменений в Закон Республики Бурятия «О языках народов Республики Бурятия» [6] и «О внесении изменений в Закон Республики Бурятия «Об образовании в Республике Бурятия» [7], которые были приняты Народным Хуралом 27 февраля 2014 г. и подписаны Главой РБ 7 марта 2014 г.

Первый из этих двух Законов урегулировал вопрос о добровольности изучения бурятского (по желанию родителей или лиц, заменяющих их) — из 21-й статьи закона о языках народов РБ было исключено соответствующее предложение. Кроме того, были внесены некоторые другие изменения в настоящий закон, обусловленные принятием федерального и республиканского законов об образовании; также введена статья о государственной программе Республики Бурятия по сохранению, изучению и развитию государственных языков Республики Бурятия. В целом данный Закон носит позитивный характер и отвечает запросам современного общества, жителей Республики.

Второй закон, вносящий новую статью в закон об образовании необходимых статей об изучении и преподавании государственных языков и о получении образовании на родном языке из числа языков народов Российской Федерации. В нем статьей 1 вводится в Закон «Об образовании в Республике Бурятия» статья 10.1.:

  1. В государственных и муниципальных образовательных организациях, расположенных на территории Республики Бурятия, преподаются и изучаются государственные языки Республики Бурятия (русский и бурятский). Преподавание и изучение государственных языков Республики Бурятия в рамках имеющих государственную аккредитацию образовательных программ осуществляются в соответствии с федеральными государственными стандартами.
  2. Республика Бурятия гарантирует соблюдение права граждан, проживающих на ее территории, на свободный выбор изучения государственных языков Республики Бурятия в соответствии с законодательством об образовании Российской Федерации». Часть вторая данной статьи на стадии разработки не предусматривалась, но была внесена в проект незадолго до сессии НХ РБ по представлению Прокуратуры Республики Бурятия. Эта часть вновь внесла в законодательство РБ право свободного выбора в изучении государственных языков Бурятии. Таким образом, все произошло по принципу «природа не терпит пустоты». Драматизация данного вопроса в некоторой степени вызвана сокращением числа бурят, владеющих бурятским языком, сокращением штатных единиц учителей бурятского языка в школах города Улан-Удэ и республики. Кроме того некоторая часть бурятского населения, наиболее ее патриотично настроенная часть, была недовольна складывающейся ситуацией. Тем не менее, изменения в закон об образовании был принят в этой редакции. Некоторые депутаты, уверявшие, что не знали о поправке, внесенной прокуратурой, пытались оспаривать ее со страниц региональных газет, указывая на то, что она противоречит или, по меньшей мере, не соответствует таким федеральным законам, как Закон «О государственном языке Российской Федерации » от 01. 06. 2005 г. № 53-ФЗ, Закон «О Языках народов Российской Федерации», от 25. 10. 1991 г. и Закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29. 12. 2012 г. № 273-ФЗ. В частности, указывается, что в последнем Законе не говорится о праве свободного выбора в изучении государственного языка республики в составе Федерации, также поднимается вопрос о том, что региональный законодательный акт не может регламентировать использование русского языка и тем более определять право выбора граждан а изучении его как государственного языка Российской Федерации.

Несмотря на подобные разногласия и мнения отдельных депутатов, заинтересованных лиц (ученых-филологов, преподавателей бурятского языка, общественников) закон принят именно в такой редакции. Хотя, по нашему мнению первая редакция статьи 10.1., практически полностью повторявшая соответствующую статью федерального закона была значительно лучше и никоим образом не нарушала его и, кроме того, не затрагивала интересы бурятского населения республики. Возможно, республиканский парламент вернется к данному вопросу и найдет приемлемое со всех сторон решение.

Вторым по значимости и в какой-то степени первым является принятие республиканского закона «О мерах поддержки бурятского языка как государственного языка Республики Бурятия» от 07.03.2014 г. № 381-V, вступившего в силу спустя десять дней после его официального опубликования. Этот закона разрабатывался в Комитете по межрегиональным связям, национальным вопросам, молодежной политике общественным и религиозным объединениям НХ РБ при самом непосредственном участии автора данного сообщения. Закон о мерах поддержки бурятского языка создавался по аналогии с федеральным законом о государственном языке РФ, законом Татарстана «Об использовании татарского языка как государственного языка Республики Татарстан» [8] от 12.01.2013 г. № 1-ЗРТ. Отличие бурятского закона от татарского заключается в том, что он больше уделяет внимания именно мерам поддержки бурятского языка со стороны региональной власти. Так, ч. 1 ст.1 определяет перечень из 11 мер, которые следует предпринять органам государственной власти РБ. В ряду других мер следует обратить внимание на такую меру как осуществление государственной поддержки «в издании научной, учебной, справочной, художественной и иной литературы, а также в создании аудиовизуальных и мультимедийных материалов и произведений, электронных игр на бурятском и (или) о бурятском языке, в том числе перевод и дублирование на бурятский язык аудиовизуальных и мультимедийных материалов и произведений, созданных на русском и других языках». В существовавшем ранее законодательстве РБ о языках говорилось лишь в печатных видах изданий, учебных и иных пособиях, что, естественно, соответствовало времени, но сегодня в республике активизировалось молодежное движение по изучению бурятского языка, особенно с использованием современных мультимедийных и информационных технологий. К слову, сейчас создаются и находятся в стадии завершения два бурятско-русских и русско-бурятских онлайн-словаря (см. [9]), русско-бурятский разговорник, несколько учебных и учебно-познавательных пособий, «говорящие» игрушки, издаются красочные детские книжки и т.д.

Именно для соответствующей государственной поддержки в данный Закон был внесен такой пункт. Следующим немаловажным достижением Закона является положение о расширении функций бурятского как государственного (ч. 2, ст. 1):

«В целях расширения необходимой языковой среды и полноценного функционирования бурятского языка органы государственной власти Республики Бурятия оказывают содействие в увеличении объема теле-и радиовещания на бурятском языке в эфирных и кабельных средствах массовой информации, периодических печатных и сетевых изданиях республиканского и муниципального уровней в порядке, установленном Правительством Республики Бурятия». В этом же русле звучит и такая мера, как оказание содействия в популяризации бурятского языка в республиканских и муниципальных средствах массовой информации» (п. 6, ч. 1, ст. 1). Дело в том, что ГТРК «Бурятия» выпускает несколько передач на бурятском языке: «Толи» («Зерцало»), «Буряад орон» («Бурятия»), «Тайзан» («Сцена») и т.д. Хронометраж этих передач в неделю составляет несколько часов. Так же, как и на радио, на телеканале «Ариг Ус» выходит еженедельная программа «Мунгэн сэргэ» («Серебряная коновязь») (хронометраж — 20 мин.). Естественно, этого крайне недостаточно для полноценного функционирования бурятского языка в эфире, в звучащей речи.

Учитывая языковую ситуацию, степень распространения бурятского языка, владения им бурятами, представителями других национальностей, проживающих на территории Республики Бурятия, следует подчеркнуть значение принятых законов. Тем не менее, принятие ч. 2 ст. 10.1, определяющей свободный выбор в изучении бурятского языка, оказывает «медвежью услугу» бурятскому языку, снижает витальность его, поскольку некоторая часть населения республики воспринимает данное положение не как право на изучение, а как право на отказ от изучения под разными предлогами, в том числе перегруженностью учебной программы, необходимостью дополнительных часов для подготовки к ЕГЭ и т.д. За всеми этими причинами проглядывает неполное осознание бурятами, всем населением Бурятии угрозы утраты бурятского языка, исчезновения его с языковой карты мира и, как следствие, исчезновения бурятской нации как таковой.

Принятие законов является основополагающим фактором в деле сохранения и развития бурятского языка, его распространения, но самым мощным фактором является стремление самого народа к сохранению родного языка, правильное отношение к этому естественному порыву других национальностей, проживающих на одной территории. Справедливости ради следует сказать, что, несмотря на широкое и не всегда корректное обсуждение этой проблемы, в республике сохраняется прочный межнациональный мир и взаимопонимание.

Литература

[1] Закон Республики Бурятия «О языках народов Республики Бурятия» от 12.06.1992 г., № 273-XII // http://docs.cntd.ru/document/802039037.

[2] Данный Закон не отражен в сети Интернет.

[3] Закон Республики Бурятия «О внесении изменений в Закон «О языках народов Республики Бурятия» 13.10.2011 г., № 2261-IV // http://docs.cntd. ru/document/802066999

[4] Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012г., № 273-ФЗ http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_ 149753/.

[5] Закон Республики Бурятия «Об образовании в Республике Бурятия» от 13.12.2013 г. №240-V // http://www.rg.ru/2013/12/18/buryatiya-zakon240-regdok. html.

[6] Закон РБ «О в изменений в Закон Республики Бурятия «О языках народов Республики Бурятия» от 07.03.2014 № 278-V // Бурятия. 2014. № 35 (4915). С. 33.

[7] Закон РБ «О внесении изменений в Закон Республики Бурятия «Об образовании в Республике Бурятия» от 07.03.2014 № 281-V // Бурятия. 2014. № 35 (4915). С. 33.

[8] Закон Республики Татарстан от 12 января 2013 года №1-ЗРТ «Об использовании татарского языка как государственного языка Республики Татарстан »: //http://www.rg.ru/2013/02/19/tatarstan-zakon1-reg-dok.html.

[9] http:// www.uulen.ru http:// www.buryat.lang.ru.


Б. Д. Цыренов

ЯЗЫКОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ: ШАГИ В РАЗНЫЕ СТОРОНЫ

(Языковая политика и языковые конфликты в современном мире. — М., 2014. — С. 194-199)


http://www.philology.ru/linguistics4/tsyrenov-14.htm