Литература стран Океании

Статью переводил сам. Строго не судите.Литература стран Океании — это традиционная устная и письменная литература коренных народов части света «Океания», в частности Меланезии, Полинезии, Микронезии и Австралии. Пока в данной статье рассматривается влияние Запада на литературные формы, это не решает вопрос о принятии чисто западных стилей; глядя также на австралийскую и Новозеландскую литературу. Литература устных традиций этих двух стран и обсуждение традиций, полученных из английской литературы.

Роль автора

Творчество во многих частях Тихоокеанского региона воспринимается с точки зрения маны, слово местного происхождения, которое обычно используется в Меланезийских и Полинезийских языках, чтобы выразить силу, или силу, которая, как полагают, сосредоточена в объектах или персонально. Это включает в себя и творческую энергию, которая, как считается, исходит от сверхъестественных источников. Несмотря на то, творчество, как полагают, имеет божественное происхождение, мана не считается исключительной собственностью сверхъестественных существ. Она доступна для вождей, потому что они близки к сверхъестественным силам, а обычные люди смогли бы увеличить свой творческий потенциал, выполняя соответствующие ритуалы или путем обучения и приобретения навыков. Выдающиеся творческие личности, как полагают, используют ману в большем количестве, чем обычные люди, но каждый человек имеет потенциал в той или иной форме творчества. Каждый человек может выразить свое творчество по-разному, однако, различают три широкие категории литературных художников. В Полинезии традиционный художник был священник-поэт, который служил и как священником или магом, так и артистом. Священники-поэты были в должности начальников и имели вполне определенные функции. Они иногда формируют особую наследственную касту; в других случаях они были взяты из главных кланов и иногда были даже сами высокие начальники. Жрецы-поэты устарели, как традиционные вожди и сменились Западной колонизацией и государственностью, но в большинстве частей Тихоокеанского региона есть еще те, кого называют «независимый», или «одинокие практикующие». Они включают в себя бродячих поэтов и менестрелей, которые, в отличие от священников-поэтов, не проходят через какую-либо формальную жесткую подготовку и не утверждают, что у них особая мана. Они учатся, слушая других художников. Иногда их функция общественно признанная, и они получают оплату за свои выступления. Как и в большинстве культур, самодеятельных художников, редких стихотворцев, хоровых певцов, и семейных рассказчиков также способствует развитию устного народного творчества. Данная классификация художников, как профессиональных, независимый, так и любителей, подчеркивает значимость отдельных талант в устной и письменной литературе. Поскольку имена отдельных композиторов или поэтов не занимали видное место в устной литературе, это обстоятельство привело к распространенному мнению, что устная литература создана коллективно. Хотя есть несколько случаев, коллективного или группового участия в создании некоторых видов устной литературы, центром всей творческой деятельности выступал главный композитор, который нес окончательную ответственность за создание произведения. В обмен на островах (1957), сэр Артур Гримбл ярко рассказывает, как устные стихи были написаны на Кирибати. Он описывает первым перемешивание поэзии как «божественную искру вдохновения», которая дает поэту ману. Эта мана, в свою очередь, приводит к тому, что поэт удаляет себя из общества в его «Дом песни», где он будет сидеть в муках, пока стихотворение не появится на свет. После этого стихотворение формируется в сознании поэта, и он читает его близким друзьям. Это черновой вариант. Гримбл отмечает, что дело его друзей, прерывать, критиковать, вставлять предложения, аплодировать, или высказывать недовольства, в зависимости от их вкуса. Очень часто, они очень жестко высказывают свои недовольства, потому что они сами являются поэтами. С другой стороны, если стихотворение, по их мнению, показывает красоту, то друзья оказываются неутомимыми в подстрекательстве его совершенства. Когда все их остроумие и мудрость излилась на него, «критики» уходят. Затем поэт остается один, и вероятно, в течение нескольких дней анализирует свои ошибки, принимает, отклоняет, и улучшает свое произведение, как диктует его гений. Хотя автора письменной работы легче определить и признать, но в Океании определить трудно. Авторская литература в значительной степени зависит от читательской аудитории, и во многом языка писателя (обычно на английском языке) и основных жанров (например, роман или рассказ) не являющихся коренными для данного региона. Следовательно, Тихоокеанская письменная литература более известна в мире, чем в самой Океании. Уровень знания английского, особенно в Папуа-Новой Гвинее, где несколько сотен разговорных языков, не является высокой. Интерес к местной литературе, как правило, проявляет только формирующаяся образованная элита в городах. Для большинства людей по всей Океании, традиционные устные литературные произведения, такие как чтение сказок, танцевальные и музыкальные представления, по-прежнему удовлетворяют свои эстетические потребности.

Устные традиции

Западное понимание содержания тихоокеанской устной литературы ограниченное. Однако можно сделать, несколько общих замечаний о традиционных формах, видах и тем (например, тема произведения). Во-первых, цель литературы — общение, это требует аудиторию. В случае устной литературы, общение, зависит в первую очередь от памяти, и это обычно означает, что необходимо запоминать, ритм фраз, являющиеся важным элементом всех текстов. Большинство тихоокеанских текстов придерживаются традиционных форм, и учатся наизусть; они передаются в неизменном виде. Это, однако, не совсем так, потому что различные методы формализации можно позволить для текста, а не для устного творчества. Традиция может быть очевидной на лексическом уровне и дать большую возможность для синтаксиса. Это только мешает просодическим элементам (ритмико-интонационные элементы речи (мелодика, относительная сила произнесения слов и их частей, соотношение отрезков речи по длительности, общий темп речи, паузы, общая тембральная окраска и пр.), обязательные для звуков речи и относительно независимые от их качества, организующие речь путём противопоставления одних сегментов речевого потока другим. Просодические элементы соотносятся с единицами, большими, чем звук, — слогами, словами, синтагмами и предложениями; они организованы в автономные системы, важнейшие из которых тон, ударение и интонация.) брать на первостепенное значение.

Литературные случаи этих народов Океании, как и в других культурах, отраженное в священных, политических и эротических текстах. Это разделение, однако, не следует принимать как попытку классификации. Любая такая классификация была бы неудобна, потому что такое большое количество текстов трудно разбить на две категории. Но есть, конечно, два полюса, между которыми различные формы литературного выражения могут быть размещены. С одной стороны, есть основная работа, которая обращается к западным читателям и сделана доступным для их использования поэтического образа. С другой стороны, есть много текстов, обычно краткие, в которых каждое слово обозначает полный образ. Этот вид текста является неотъемлемой частью культуры, которая его породила и требует подробных комментариев других интерпретированных ключевых слов и разгадки его значения.

Тексты, представляют собой два основных вида: речитативы и общественная речь. Речитативы-песни или скандирования, сопровождающиеся танцами (однако, исполнители могут стоять или сидеть), траурные песнопения, песни, которые сопровождают детские игры, и даже песни с эротическим значением, формально жесткой; они могут быть расширены, но не преобразованы.

Публичные речи, в которых присутствуют формальные элементы, позволяют дать человеку, выступающему перед народом оставлять за собой право на изменение своего выступления в определенных рамках, которые установлены для этого литературного жанра. Такие изменения могут быть вставлены и в политическое выступление на самом высоком уровне, а также и, как похоронный панегирик или в слова памяти. Может также в более простом виде, например слова о рождении, браке, или с наступлением очередного этапа жизни.

Тем для произведений океанической литературы мало и они отличаются от тех, что в других литературах мира: любовь и смерть, вызов и ненависть, ностальгия по прошлому, и удовольствие от момента. Природа обеспечивает необходимые образы. Тем не менее, культура Океании сильно отличается от других культур. Хотя она и служит для удовлетворения эстетических потребностей, но все дело в том, что очень часто бывают отсылки, которые требуют хорошего знания местных географических названий. Знания по местной политической географии, а также земельных разделов. До полноты понимания необходимо знать также и местные символы, например сова – это символ одного места, ящерица — другого, а орлан, связан с третьим.

Меланезия

Меланезийская устная литература лучше изучена современными учеными по сравнению с полинезийской, потому что была менее доступна для западных антропологов и ученых, вследствие чего она осталась в первозданном виде. Поэтому она представляет большой интерес. Исследователи накопили

богатую коллекцию устной литературы и смогли установить, что все события, описываемые в произведениях, когда-то произошли в жизни общества. Результаты работы обязали ученых пересмотреть свои представления об устной литературной традиции.

Как выяснилось, даже не слова, символы, или места будут фиксированного значения: словарный запас сразу последовательный и разнообразный, потому что используется таким образом, что учитывает мгновенный интерес участников и присутствующих.

Традиционная речь

Традиционная речь может быть «обращена» говорящим в толпу, которая, как правило, отвечает с глухим криком в конце каждого «предложения». Достижение между толпой и оратором, которое включает в себя какое-то «новшество» для знакомого с традиционной речью (далее это «новшество» становится частью традиции), в то время как соглашение также передается, что в других культурах можно назвать «посланием». Это новый этап в восходящей политической карьере, который делает заявления, на окончание или начало войны. Любой анализ самой речи имеет место для поиска и внимательного рассмотрения всех возможные интерпретации, а также временные условия, которые оно может иметь. Традиционную форму речи уважают все больше, потому что она позволяет вставлять нюансы, понятные местным слушателям и совершенно не понятные представителям из других мест.

Форма речи также представляет собой довольно сложную проблему. На первый взгляд, это простое перечисление местными группами их символов (то есть, часть земли, которая принадлежит им, вместе со своими животными, растениями, погодными условиями и т.д.). Чтение этих физических реальностей – это утверждение для самого общества, их история и традиции, которые связаны некоторым запасом, соединяющих фраз.

Каждому в списке пункту дается его точное географическое местоположение. Особое значение имеют имена специальных мест, где власть осуществляется или там, где практикуются обряды.

Образуя целое мировоззрение, или систему, в которой индивид или участники общества имеют свое место. Родная аудитория отлично знакома с пространственным утверждением своего общества, содержащейся в речи, и с сухим перечислением его компонентов, они могут обеспечить для себя историю альянсов и войн и реконструировать традиционный текст, пока не вписывающийся условия в настоящего времени. Поддерживается постановка оратора в свою речь каких-то нюансов, что является признаком его успеха.

Миф

Другой вид устной литературы, можно определить как миф (термин заимствован из западной классической культуры). Дело идет о прямо поставленном, формализованном речитативе, чей очевидной целью является рассказ, например о ритуале или описание ситуации, произошедшей с какой-либо группой людей (например, указать их связь с землей или политическим статусом), можно рассказать о происхождении человеческой культуры. Речитатив может включать в себя 10 сюжетных линий, что занимает времени около трех часов рассказа. Любая местная культура имеет правила, которые регулируют способ передачи содержания текста, называемые формализованными и те, которые регулируют способ чтения – последовательные. Формально количество символов и количество слов совпадают, что является большой сложностью. Текст может состоять из одного символа. Символьная картина на столько сложна, что другие культуры испытывают большие трудности в ее понимании.

На самом деле, можно расшифровать смысл, если понимать культурную значимость каждого упомянутого в тексте места. Если известно где и зачем поклонялись какому-то созданию или существу, что было часто для следования духовным традициям, которые являются предметом большинства мифов и полностью могут быть интерпретированы. Так что старые топонимы, а значит и их смысл, можно объяснить по тексту.

Полинезия и Микронезия

Полинезийская и Микронезийская устная литература похожи по структуре, но они различаются в деталях от острова к острову. Микронезийские тексты изучены плохо и работа по их интерпретации сильно затруднена. Аутентичные устные тексты не были собраны, когда было это возможно, а теперь традиции, особенно религиозные не сохранились. Было опубликовано несколько исследований о полинезийской и Микронезийской устной литературе, которые дают анализ и упрощенное резюме. Однако они не дают представление, как широко были распространены некоторые легенды. Наиболее распространенная легенда, с географической точки зрения, является легенда о ловкаче Мауи-тики-тики, который был рыбаком, живший на одном из островов и который открыл огонь. Он может быть признан, на окраинах Полинезии, как первый бог плодородия. Кроме того, его почитали как символическое проявление, однако иногда можно встретить его изображения. Знания о коренной литературе Австралии, Микронезии и Полинезии обрывочны, они рассказывают о своих великих мифологических героях, которые были одновременно людьми и местными божествами. Жители островов не видели никакого противоречия в этом двойном проявлении: великие герои культуры, которым естественно присваивается определенное место, а также когда человек в рамках этой культуры может установить благоговейный диалог с ними.

Современная литература. Развитие письменной литературы

Хотя грамотность является необходимым условием для развития письменной литературы, отношения между грамотности и литературной роста не просто. Во многих районах Океании, грамотность на национальных языках существует более 100 лет, прежде чем появилась значительная литература на местных языках. Медленное появление письменности можно объяснить такими факторами, как прочность традиционной устной литературы, отсутствие серьезного угнетения (которое возможно бы стимулировало националистические или тексты протеста), ограниченные ресурсы, состояние зависимости и безразличие миссионеров, и правящей элиты на коренную литературу.

Рост письменной литературы не начат всерьез, и после установления университета Папуа-Новой Гвинеи (1965) и Тихоокеанского университета (1968). Наиболее значительные работы были написаны на английском языке и пришли из регионов, обслуживаемых этими двумя университетами (Папуа-Новая Гвинея и острова Кука, Фиджи, Кирибати, Науру, Ниуэ, Соломоновы Острова, Тонга, Тувалу, Вануату и Самоа). Это может быть связано с сочетанием сил, которые сошлись в этих регионах в 1960-х и 70-х годов, в том числе агитации политической независимости, рост регионального сознания, создание университетов, растущим осознанием другой письменной форме третьего мира. Использование тихоокеанских учебных программ, ориентирование школ на повышение доверия к английскому языку и его использования в качестве языка творческого самовыражения. Широкое распространение и рост числа газет на английском языке, появление небольших коммерческих типографий и общее улучшение материального положения на всей площади способствовало появлению образованных элит, и большей демократизации и вестернизации социальных и политических институтов.

Хотя некоторые из этих факторов также присутствовали в частях Микронезии, они обеспечили крохотный толчок для литературного развития. К концу ХХ-го века, Микронезия все еще не могла претендовать на письменную литературу самостоятельно. Во Французской Полинезии и Новой Каледонии, некоторые коренные письмо на французском языке была развита, но с удивительно различных переменных: главная ориентация не в сторону других тихоокеанских государств, но к Франции. Остров Пасхи, отделенный от других тихоокеанских островных государств по расстоянию остается относительно изолированным от последних культурных событий в Тихом океане. На этом испаноязычном полинезийском острове, было создано письмо для коренного населения, ориентированное на биографии и истории.

Первые творческие усилия многих коренных писателей были опубликованы в Юниспак (Unispac), студенческая газета Тихоокеанского университета. В 1973 некоторые из писателей, размещенные в газете сформировали в южной части Тихого океана общество Искусств, которое затем создали литературный журнал Mana. Примерно в то же время, Ули Байер (Ulli Beier), который уже сыграл важную роль в развитии литературы Нигерии, созданной Коваве (Kovave), письменный журнал Новой Гвинеи, и Гигибори (Gigibori), журнал с упором на Ново Гвинейскую культуру. С тех пор количество литературных журналов в Океании возрасло и включало в себя Бикмаус (Bikmaus) (ранее письменность Папуа-Новая Гвинеи) и Ондобондо (Ondobondo), в Папуа-Новой Гвинее, и Моана (Moana), Фаикава (Faikava) и Синнет (Sinnet) в другом месте в южной части Тихого океана. Хотя наиболее значимые публикации были на английском языке, есть признаки возобновления интереса к письменной форме на местных языках. Самоанский журнал Моана (Moana) посвящен письму на самоанском языке, двуязычный журнал Фаикава (Faikava), включающих в себя тексты на тонганском и английском языке, а Синнет (Sinnet) попытался опубликовать труды на английском, хинди и фиджийском. В Папуа-Новой Гвинее и в меньшей степени на Соломоновых островах, некоторые авторы экспериментировали с меланезийскими языками, но статьи так и не появились на этом языке.

Ранние произведения

Самые ранние письменные произведения тихоокеанских островов были критическими, которые вдохновили на создание автобиографических сочинений на местных языках. Никакая вымышленная или воображаемая запись не появилась в этот ранний период. Первая опубликованная работа с некоторыми литературными достоинствами была автобиография Флоренс Фрисби и мисс Улисс из Пука-Пука (1948), первоначально написанные на английском языке, Раротонган и пукапуканец.

Первый опубликованный роман из Океании был «Makutu» (1960) Томас Дэвис на Острове Кука; и Лидия Хендерсон, его жена, рожденная в Новой Зеландии. Как и их ранняя автобиография, «Доктор на острова» (1954), она была написана на английском языке. Роман занимает место культурного посредника между литературой Тихого океана и системой западных ценностей. Фения Лэй, имеет больше общего с произведениями Роберта Льюиса Стивенсона, Уильямом Сомерсет Моэмом, и другими европейскими писателями, чем с современной письменностью стран Океании. Хотя «Makutu» имеет несколько стереотипов литературы южных морей, он тем не менее написан для европейского читателя.

Поздние работы

В 1970-х, реагируя против искажений в Европейском видении Тихого океана, писатели, такие как Альберт Вендт (Самоа, тогда Западного Самоа) выступали за литературу, написанную на тихоокеанских островах. В повести Вендта «Летающий Фокс в дереве Свободы» (1974), герой-повествователь объясняет, что он «решил стать вторым Роберт Луис Стивенсоном, Туситала (Tusitala) или рассказчик сказок, но с большой разницей. «Точно так же, Эпели Hau’ofa (Тонга), в стихотворении» Кровь в Кава Бовл «, утверждал, что это только инсайде, который имеет реальный доступ к более глубокому сознанию культуры. Эти писатели были эхом, что было сказано в Африке, Вест-Индии, и в других бывших колониальных странах о литературе: культура должна быть написана изнутри, и литература должна служить на благо местных жителей.

Политическая нестабильность в 20 веке, особенно в Фиджи, Вануату и Папуа-Новой Гвинеи, существенно изменила восприятие тихоокеанских писателей о власти и авторитете.

Хау’офа (Hau’ofa), драматурги Вилисони Херенкико (Vilisoni Herenkiko) и Ларри Томас, автор коротких рассказов – писатель Субрамани и другие больше не готовы согласиться с мнением, что жизнь в Океании оказывается культурно сплоченной. Их работы, которые исследуют предметы индивидуальной и этнической идентичности, напряженности и фрагментации мультикультурного общества, которые открыли новую фазу в океанических литературы.

Влияние устной традиции

Роль устных традиций в современной литературе Океании имеет важное значение и было признано как критиками, так и писателями. На раннем этапе стояла задача сбора и перевода устных текстов, что было неотъемлемой частью развития литературы, и часто было вдохновением на создание оригинальных произведений. Кроме того, разнообразие устных текстов писателей Океании.

Кроме того, разнообразие устных текстов было заложено писателями Океании в короткие фантастические рассказы, начиная от фиджийской поучительной истории «Табу» (The Taboo) (1980) автора Аканиси Собусобу (Akanisi Sobusobu) и легенды о Фиджи про акульего бога Дакуваква (Dakuwaqa) в «Опыте детства» (A Childhood Experience) (1972) Ситивени Калоунивити (Sitiveni Kalouniviti), анекдоты, шутки, пикантные рассказы и небылицы в сказках Эпели Хау’офа (Epeli Hau’ofa’s) «Рассказы о тиконгах» (Tales of the Tikongs) (1983).

Устные формы были использованы в письменных работах для конкретных тематических целей. Например, Винсент Эри (Vincent Eri) в своем первом романе «Крокодил» (1970), пытался дать представление о духовном мире общества Папуа-Новой Гвинеи. Он использовал традиционные мифы, легенды и рассказы о магии, чтобы показать жизнь в деревне, где сосуществуют духовное и светское восприятие мира.

Возможно, самый успешный автор по интерпретации устных и письменных литератур был Альберт Вендт (Albert Wendt). Он начал писать в 1960-е годы, когда еще не сложились определенные литературные стили. Следовательно, он изобрел для себя способ выражения образов мифологии и устной литературы, которыми так богата Океания. Альберт Вендт обогатил заемные формы романа и коротких историй повествовательными стилями, полученных от традиционных устных текстов. Он принял технику диалога между рассказчика и собеседника, речь которых, свободно смешивается с шутками, сплетнями, легендами и пословицами, и сливается все в роман внутреннего монолога и развертывания символизма. Особым достижением Вендта стала его способность поглощать историю, мифы и другие устные традиции своей страны и синтезировать их с современными реалиями и особенностями фантастики, навязывая его собственное видение описываемых событий.

http://www.britannica.com/EBchecked/topic/849295/Oceanic-literature/14354/Early-writings