АКРОСТИХ

АКРОСТИХ (άκρος — крайний, στίχος — стих) — стихотворение, крайние буквы которого (большею частью — начальные) складываются в слова. Обычно слова эти составляют наименование лица, которому акростих посвящен. Так, в сонете В. Брюсова начальные буквы строк образуют слова «Николаю Бернеру», в сонете М. Кузмина — «Валерию Брюсову». Отношение всего стихотворения к начальным буквам, образующим заданные слова, — подобно его отношению к рифме: чем менее ощутимы трудности формального задания, чем естественнее представляется расположение слов и строк, — тем удачное акростих. Аналогично неожиданности рифмы, вторым условием хорошего акростиха служит неожиданное использование заданных букв — и каком-либо необычном, редко встречаемом слове. Так, у М. Кузмина: «Юродствуй, раб, позоря Букефала», у Б. Брюсова: «Алмазы в небе скоро заблестят». Естественность и неожиданность в этой области, подобно естественности и неожиданности в области рифмы, может способствовать большей выразительности целого.

Другой эффект, достигаемый акростихом, заключается в том, что посвящение («Валерию Брюсову», «Николаю Бернеру»), соединяется в одно с самым посвящаемым произведением, — как бы сплетается с ним: этим подчеркивается факт посвящения, обостряется тот художественный смысл, который ость во всяком посвящении вообще (см. «посвящение»). Еще более явственно это тогда, когда весь акростих по содержанию своему связан с лицом, которому посвящен. Благодаря этому, и содержание его становится отчетливее и живей, и имя всеми своими буквами как бы отпечатывается в сознании:

Валерию Брюсову.

Валы стремят свой яростный прибой,

А скалы все стоят неколебимо.

Летит орел, пределов жалких мимо,

Едва ли кто ему прикажет: «Стой!»

Разящий меч готов на грозный бой,

И зов трубы звучит неутомимо.

Ютясь в тени, шипит непримиримо

Бессильный хор врагов, презрен тобой.

Ретивый конь взрывает прах копытом.

Юродствуй, раб, позоря Букефала!

Следи, казнясь, за подвигом открытым!

О, лет царя! Как яро прозвучала

В годах, веках труба немолчной славы!

У ног враги — безгласны и безглавы.

М. Кузмин.

Наоборот, на противопоставлении заданных слов и содержания акростиха построено большинство комических эффектов в этой области. Нередко на страницы журналов, газет попадает, по недосмотру редактора, стихотворение, созвучное по характеру своему с общим тоном издания, но носящее в начальных буквах своих строк ядовитую насмешку политического противника или личного врага.

Глазам легче, чем слуху, уследить за начальными буквами акростиха. Его эффект скорее зрительный, чем слуховой, — поэтому в устной поэзии он не может получить такого распространения, какое издавна получил в поэзии письменной; поэтому же — всякий акростих так проигрывает при чтении вслух.

Сложение таких стихотворений — довольно сложная задача. Многие авторы любят этот способ — с помощью первых букв можно передать некое послание или намекнуть на скрытый смысл всего стихотворения, хотя чаще всего из первых букв складывается имя человека, которому посвящен акростих. Для начинающих поэтов написание таких стихов может стать прекрасной тренировкой. Менее распространены мезостих и телестих — более сложные формы акростиха, когда слово или фраза составляется из средних или последних букв каждой строки.

Материал взят с сайтов http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_literature/125/%D0%90%D0%BA%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85

http://pishi-stihi.ru/