Филипино — попытка создания искусственного языка

Филиппины — это многонациональное государство с населением в 84,5 млн. чел. (данные на 2005 г.) [Левтонова, 2011: 5]. В нем функционируют, по разным оценкам, от 150 до 200 автохтонных языков и проживают десятки этносов, при этом отсутствует этнос, абсолютно преобладающий в численном отношении. Двенадцать автохтонных языков считаются основными, и четыре из них, а именно тагальский, себуанский, илоканский и хилигайнон, выступают в роли региональных лингва франка. Филипино и английский, являясь везде официальными языками и языками образования, имеют различные наборы функций в разных частях архипелага.

На Филиппинах функционируют три импортированных языка: английский (по переписи 2000 г. им владеют 3,4 млн. чел. [ethnologue. com]), испанский (по переписи 1990 г. им владеют 2,6 млн. чел. [ethnologue.com]) и арабский на юге страны (данных о количестве владеющим им нет). Влияние английского на Филиппинах чувствуется во всех сферах общественной жизни. Он используется как язык среднего и высшего образования, на нем существует современная многожанровая филиппинская литература, издается учебная литература, выходят газеты и журналы, ведутся радио-и телепередачи. Единственным реальным конкурентом английского языка в разных сферах коммуникации является филипино. Для понимания того, что представляет из себя филипино, необходимо проследить историю его формирования.

С 1521 г. до конца XIX в. Филиппины были колонией Испании. Языковая политика колонизаторов фактически заключалась в том, чтобы не допускать филиппинцев к изучению испанского языка. Когда испанское правление закончилось, менее 3% взрослого населения Филиппин могли говорить и писать по-испански. Это привело к расширению функций местных языков и, в первую очередь, тагальского как языка центральных, экономически и культурно наиболее развитых районов. В период антииспанской революции (1896–1898) он постепенно выдвигается на роль общенационального языка. Однако захват архипелага Соединенными Штатами Америки и их активная языковая политика останавливают процесс распространения тагальского.

Еще до завершения боевых действий на Филиппинах американское правительство приступает к американизации архипелага, начиная с создания системы образования. Языком преподавания стал английский, хотя уже в этот период и на Филиппинах, и в самих США идут дискуссии о выборе языка обучения для филиппинцев. Некоторые считали, что надо использовать местные языки, другие — создать из филиппинских языков единый язык. Однако вскоре было предписано использовать английский как единственный язык, на котором следовало говорить и преподавать во всех аудиториях и школьных заведениях, и таковым он оставался до 1939 г.

Автором идеи слияния филиппинских языков в один был американский лингвист Дэвид Д. Доэрти (David J. Doherty), который в 1903 г. посетил Филиппины и сделал вывод о том, что английский не может стать истинно родным языком для филиппинцев и поэтому существует необходимость развития единого филиппинского языка путем слияния семи основных местных языков. По его мнению, это не должно было составить особого труда, поскольку более 50% их лексики являются общими [Frei, 1959: 40–42].

Внедрение английского языка на Филиппинах проводилось энергично и последовательно. Перепись населения 1918 г. показала, что 28% грамотных филиппинцев умели читать по-английски [Thompson, 2003: 27]. Школа и государственные экзамены явились очень эффективными институтами, ускорившими переход на английский правительственной администрации, юридической и законодательной сфер. Если принять во внимание, что английский уже был вполне интеллектуализированным и кодифицированным языком, на котором существовала богатая мировая литература и наука, то становится понятно, почему он так быстро занимает нишу общенационального языка во всех основных сферах языковой жизни, кроме сферы межличностного общения, где используются родные языки.

Вопрос об автохтонном общенациональном языке на Филиппинах встал только при подготовке конституции 1935 г. Однако делегаты Конституционного конвента так и не смогли прийти к единому мнению относительно выбора такого языка. В результате в конституции 1935 г. было записано, что «Конгресс должен предпринять шаги, направленные на развитие и принятие общего национального языка, основанного на одном из существующих языков страны. До этого официальными языками остаются английский и испанский» [Dokumentasyon, 2001: 1].

В 1936 г. был создан Институт национального языка (ИНЯ), перед которым ставилась задача разработать и принять единый национальный язык на основе одного из автохтонных. ИНЯ предложил в качестве основы тагальский, и этот выбор был вполне оправданным. Тагальский уже был хорошо изучен и описан и является ближайшим родственным языком для других языков Филиппин. Именно с тагальским были связаны литература, история страны и освободительное движение. Он казался идеальным выбором. Тем не менее, задача создания на его основе какого-то другого языка изначально являлась невыполнимой.

30 декабря 1937 г. «национальным языком» Филиппин был провозглашен язык, основанный на тагальском [Dokumentasyon, 2001: 6–7]. После этого издаются словари и грамматика «национального языка», а с 19 июня 1940 г. его начали преподавать в старшей школе и в педагогических училищах [Dokumentasyon, 2001: 12–13]. В действительности это были словари и грамматика тагальского языка.

Однако выбор тагальского в качестве основы общенационального языка не получил всенародной поддержки, вызвав особое недовольство в районах проживания себуанцев (Висайские острова). Это недовольство усугублялось политикой ИНЯ, который в этот период стоял на позициях пуризма и фактически отказывался обогащать «национальный язык» лексически. Заимствования из других языков не признавались. Тем временем сам тагальский развивался, контактировал с другими филиппинскими и нефилиппинскими языками. В результате это привело к большому отличию языка, на котором реально говорили люди, включая тагалов, от «национального языка», которому учили в школе [Llamzon, 1979: 97].

4 июля 1946 г. была провозглашена независимость Республики Филиппины и «национальный язык» был объявлен «официальным языком страны наряду с английским и испанским» [Saligang-batas, 1957: 24]. Послевоенная языковая политика характеризовалась все более активным использованием «национального языка» во всех сферах общественно-политической, культурной, религиозной жизни и постепенным проникновением его в систему образования, против чего, однако, выступали некоторые другие этносы. Здесь следует отметить, что внедрение «национального языка» в образование и административную сферу практически не было поддержано государством ни финансово, ни организационно.

Для смягчения недовольства нетагалов в 1959 г. «национальный язык» переименовывают в пилипино, но этот шаг оказывается безрезультатным, так как недовольство, в первую очередь, вызывал тот факт, что пропагандировалась пуристическая версия тагальского.

В 1971 г. при подготовке новой конституции вновь разгорелись горячие дебаты по поводу пилипино. Нетагальская часть Конституционного конвента открыто заявила, что пилипино не является общенациональным языком. Тем не менее, в январе 1973 г. на Филиппинах была принята новая конституция, в которой было сказано, что официальными языками страны остались английский и пилипино. Однако в соответствии с этой конституцией Национальная ассамблея (парламент страны) должна была способствовать разработке и всеобщему официальному признанию нового общенационального языка филипино [Dokumentasyon, 2001: 216].

В этот период были предложены два способа заимствования лексики в будущем языке филипино. Первый способ — это использование заимствований в оригинальном написании, например: magdecide ‘решать’ (глагольный префикс mag— из тагальского языка и decide ‘решать’ из английского) или lenguaje nacional ‘национальный язык’ (полностью из испанского языка). И второй способ — это написание слова так, как оно произносится, например: sabjek ‘(учебный) предмет’ от англ. subject, sayans ‘наука’ от англ. science, matematiks ‘математика’ от англ. mathematics, tserman ‘председатель’ от англ. chairman, palisi ‘политика’ от англ. policy [Almario, 1997: 93].

Таким образом, к сер. 70-х гг. четко определились две точки зрения на будущий общенациональный язык: (1) язык, представляющий из себя смешение местных языков и неадаптированных заимствований из европейских языков, в первую очередь английского, и (2) развитый и кодифицированный тагальский язык, обогащенный адаптированными заимствованиями. И первая точка зрения как, якобы, более демократичная стала приобретать все бoльшую популярность даже в научных кругах.

С сер. 70-х гг. пилипино еще активнее используется в образовании, где вводится политика двуязычного обучения. Однако на пилипино преподают только те дисциплины, которые не требуют разработки специальной терминологии. Тем не менее, через систему образования пилипино продолжает все больше проникать в разные сферы коммуникации. По данным за 1980 г., уже 30% семей в стране разговаривали дома на пилипино. Даже на Висайских островах 20% населения говорили на пилипино. В Маниле, где сливаются филиппинцы всех этнических групп, только около 7% семей использовали языки, отличные от пилипино [Студеничник, 2011: 18].

При подготовке ныне действующей конституции 1987 г. министерство образования начало использовать и пропагандировать новое название общенационального языка «филипино», которое было предложено при подготовке предыдущей конституции страны. Это название тогда же было связано и с изменением концепции создания этого языка. Если «национальный язык» и пилипино основывались на тагальском, то филипино должен был быть создан на базе основных автохтонных языков и диалектов Филиппин. Изменение звука p на звук f в его названии имеет принципиальное значение, так как в тагальском языке звука f нет, а во многих других филиппинских языках он встречается. То есть это изменение символизировало «уход» от тагальского языка.

В Конституции Филиппин 1987 г. сказано: «Государственный язык Филиппин — филипино. В процессе своего развития он должен совершенствоваться и обогащаться на основе существующих языков Филиппин и других языков… Правительству следует предпринять шаги с целью внедрения и поддержания использования языка филипино как средства официального общения и как языка обучения в системе образования. Что касается целей коммуникации, официальными языками Филиппин являются филипино и, пока не будет других предписаний закона, английский» [Dokumentasyon, 2001: 490].

Чтобы создать язык, отличающийся от тагальского, в 1987 и 2001 гг. правительство провело реформы филипино: в него добавили 8 букв и обозначаемых ими звуков из английского (c, f, j, q, v, x, z) и испанского (ñ) языков и разрешили заимствование практически любых слов с ними. Филиппинские лингвисты утверждают, что эти изменения облегчат процесс заимствования, в первую очередь, из других филиппинских языков, в которых они встречаются. Так, В. Альмарио приводит следующие примеры: звук f встречается в кордильерских языках, звук v — в языке ибанаг, звук j — в языке иватан [Almario, 1997: 12]. Однако на практике это привело лишь к увеличению в филипино количества неадаптированных заимствований из английского. Такие заимствования меняют не только фонетический состав филипино, но и морфологический, потому что в нем появляются типы слогов и их удвоений, которых нет в тагальском языке.

Руководства по правописанию 1987 и 2001 гг. были негативно восприняты обществом. Многие академические институты и профессиональные группы отвергли их и стали создавать собственные справочники или руководства. Все это вызвало кризис в системе правописания и орфографии.

Проведенное исследование языка газет за последние 20 лет (газеты за 1984, 2006, 2012 гг.) показало, в первую очередь, стабильно широкое распространение филипино-английского переключения кодов, которое имеет следующие особенности:

1) в газетах 1984 г. английские слова в основном употреблялись в качестве отдельных английских слов или вкраплений, а сейчас, как правило, встречаются в англоязычных словосочетаниях и предложениях и стабильно составляют около 30% общего количества слов;

2) около 90% вкраплений являются существительными, так как глаголы в тагальском (и, соответственно, в филипино) должны обязательно иметь глагольные аффиксы, поэтому использовать английские глаголы без тагальских аффиксов оказывается невозможным;

3) вкрапления из английского языка нередко используются одновременно и даже в одной статье с тагальскими словами и адаптированной лексикой с теми же значениями;

4) между английскими словами и словосочетаниями сохраняются тагальские служебные слова.

Такое широкое распространение филипино-английского переключения кодов неизбежно приводит к языковому контакту и интерференции, которая в основном выражается в присоединении тагальских аффиксов к английским словам, используемым в качестве корня. Но присоединение аффиксов и удвоение слогов, используемое в тагальском для слово-и формообразования, запускают механизм адаптации заимствований. При этом заимствования часто адаптируются по правилам тагальского языка, а не филипино, например, sinopresa ‘был удивлен’ (тагальский инфикс in + английский глагол surprise .удивлять’), pagko-convert .превращение; переделка’ (тагальский префикс pag + удвоение первого слога корня + английский глагол convert ‘превращать’). Существительные тоже часто адаптируются по правилам тагальского языка, хотя в филипино их можно использовать без адаптации, например, в «Словаре филипино Университета Филиппин» мы находим слово domestic, а в тексте domestiko .домашний’ [Resuma, 2002: 202]. В целом количество слов в так называемом «новом написании» (тагальский аффикс + неадаптированное английское слово в качестве корня), составляет значительно менее 1% всей лексики, причем в газетах 1984 г. их было 0,2%, а в 2012 г. — 0,08%, что, возможно, указывает на тенденцию все-таки разделять английскую и тагальскую лексику.

Филипино контактирует и с местными языками. Их влияние на филипино проявляется на уровне фонетики, в лексических заимствованиях и пока нерегулярном употреблении некоторых аффиксов со значениями, не свойственными им в тагальском.

Из всего сказанного выше можно сделать некоторые выводы: (1) реформы филипино не привели к стандартизации языка; (2) филипино основывается именно на тагальском языке, чья грамматическая система пока достаточно устойчива, чтобы противостоять попыткам ее разрушения с помощью проводимых государством реформ; (3) филипино уже достаточно сильно отличается на фонетическом и морфологическом уровнях от тагальского языка.

Таким образом, можно заключить, что на Филиппинах идет формирование идиома, в котором отмечается интерференция на всех уровнях, кроме синтаксиса, с автохтонными языками Филиппин, и интерференция между филипино и английским на фонетическом и лексическом уровне. Филипино можно считать развитием и продолжением тагальского языка, формирующейся наддиалектной, а, возможно, и надъязыковой формой, возникшей в условиях сильного полиэтнизма. Он развивается в ответ на реальную потребность общества в национальном языке для межэтнического общения, а государственная языковая политика приводит к постепенному расширению сферы его использования. Однако проведенный анализ подтвердил невозможность создания искусственного единого языка на базе нескольких филиппинских языков, а усилия, направленные на изменения структуры филипино оказываются малоэффективными, так как на уровне грамматики (морфологии и синтаксиса) он пока сохраняет все особенности тагальского языка.

Литература

Виноградов В.А., Коваль А.И., Порхомовский В.Я. Социолингвистическая типология. М.: Издательство ЛКИ, 2008.
Левтонова Ю.О. История Филиппин. ХХ век. М.; ИВ РАН, 2011. С. 5.
Порхомовский В.Я. Пути образования наддиалектных форм языка в Тропической Африке // Типы наддиалектных форм языка. М.: Наука, 1981. С. 199–219.
Студеничник Ю.И. Переключение кодов: Tagalog vs. English. Взаимодействие английского и тагальского языков в условиях двуязычия на Филиппинах. М.: Книга по требованию, 2011.
Хауген Э. Лингвистика и языковое планирование // Новое в лингвистике. Вып. VII. Социолингвистика. М.: Прогресс, 1975. С. 441–472.
Almario, Virgilio S. Tradisyon at Wikang Filipino. Sentro ng Wikang Filipino, UP Diliman, Lungsod Quezon, 1997.
Dokumentasyon ng mga Batas Pangwika, Komisyon sa Wikang Filipino at Iba pang Kaugnay na Batas (1935–2000). Inihanda at Ipinalimbag ng Komisyon sa Wikang Filipino. Maynila, 2001.
Frei, Ernest J. The Historical Development of the Philippine National Language. Manila, Bureau of Printing, 1959. Р. 40–42.
Llamzon, Teodoro A. Languages of the Philippines // Papers on Southeast Asian Languages. An Introduction to the Languages of Indonesia, Malaysia, the Philippines, Singapore, and Thailand. Anthology Series 5. SEAMEO Regional Language Centre, 1979. P. 77–156.
Resuma, Vilma. Pang-akademyang Register ng Filipino: Kaso ng U.P. Integrated School // Minanga. Mga Babasahin sa Varayti ng Filipino. Quezon City: UP– SWF, 2002. P. 197–203.
Saligang-batas sa Wikang Pilipino. Surian ng Wikang Pambansa/ Publication of the Institute of National Language. Paper №17. October, 1957.
Thompson, Roger M. Filipino English and Taglish: Language switching from multiple perspectives. Philadelphia, USA: John Benjamins Publishimoseng Co., 2003. Р. 27.
UP Diksiyonaryong Filipino. Virgilio S. Almario, punong editor. Quezon City: UP– SWF, 2001.
ethnologue.com: http://www.ethnologue.com/show_language.asp?code=bcl (03.09.2012).

http://www.philology.ru/linguistics4/frolova-14.htm