Востоков Александр Христофорович

Известный русский филолог, поэт и переводчик А.Х. Востоков родился 16 (27) марта 1781 года в Аренсбурге (Курессааре) на острове Эзеле (ныне Сааремаа, Эстония). По происхождению немец. Александр (его настоящее имя — Александр-Вольдемар) был внебрачным сыном остзейского барона Х.И. Остен-Сакена, получившим при рождении вымышленную фамилию Остенек, русский перевод которой стал сначала литературным псевдонимом, а затем и новой официальной фамилией юноши.

До семи лет мальчик говорил только на немецком языке, но затем, в 1788 году, отец отправил его в Петербург, где в Шляхетском кадетском корпусе Александр осваивает французский, а русский уже считает своим родным языком, с удовольствием слушает сказки гарнизонного сержанта Савелия. В кадетском корпусе мальчик совершенно обрусел, и даже стихи, которые он пишет с 13 лет, удаются ему лучше на русском языке, чем на немецком. Он выказал большие способности, но ему мешало сильное заикание. Ввиду этого начальство перевело его в 1794 году в Академию Художеств, где он совершенствовался во французском языке. Там же Александр подружился с будущим первым русским палеографом А.И. Ермолаевым.

В октябре 1801 года юноша вступил в «Общество любителей изящного», которое вскоре было переименовано в «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств». Членами Общества были И.М. Борн, В.В. Попугаев, В.И. Красовский, В.В. Дмитриев, М.К. Михайлов, И.П. Пнин, Г.П. Каменев, А.Е. Измайлов, Д.И. Языков, сыновья А.Н. Радищева — Николай и Василий, позднее К.Н. Батюшков, С.С. Бобров; близко к ним стоял Н.И. Гнедич. Молодые люди писали стихи, обсуждали проблемы литературного мастерства, теории стихосложения и эстетики. В Обществе А.Остенек считался самым авторитетным поэтом, не случайно с 1 мая 1802 года до 18 марта 1805 года он исполнял обязанности секретаря Общества, а затем с 1807 по 1826 год был казначеем. По воспоминаниям Н.И. Греча, «двадцать с лишком лет он был членом Общества, и пропустил в это время не более двух или трех заседаний, разве по сильной болезни. Всегда приходил он первым и уходил последним… принимал деятельное участие во всех его трудах… Пользовался общим уважением и доверенностью».

Но его влекла и теория стиха: позже А.Остенек напишет первую книгу о русском стихосложении, высоко оцененную А.С. Пушкиным. В 1801 году в журналах Вольного общества любителей словесности, наук и художеств появляются его первые литературные и научные труды, а в 1802 году Александр заканчивает Академию. Окончив курс, А.Остенек был оставлен в Академии на три года пансионером; но его совершенно не привлекало искусство.

В 1803 году он стал помощником библиотекаря в библиотеке Академии художеств, но, считая, что принужден заниматься пустяками, работой там тяготился; затем служил переводчиком в Комиссии по составлению законов, в Геральдии, но его влекло к науке. Свои стихи, по совету А.Н. Оленина, он стал подписывать Востоков — калькой с немецкого. Тогда же молодой человек стал изучать славянские языки и памятники древнеславянской письменности и достиг такого совершенства, что издал труд «Рассуждение о славянском языке, служащее введением к Грамматике сего языка, составляемой по древнейшим оного письменным памятникам» (1820). В «Рассуждении» было определено отношение церковнославянского языка к русскому, выделены три периода в истории славянских языков. Востоков впервые описал существование носовых гласных в старославянском языке, доказал, что буквы «ъ» и «ь» в славянских рукописях обозначали гласные звуки. Востоков доказал исконную близость славянских языков, указал хронологическое место памятников церковнославянского языка, выявил его отличия от древнерусского, указал значение носовых и глухих гласных, употребление широких гласных после заднеязычных, присутствие носовых гласных в польском языке, объяснил образование окончаний в прилагательных, обнаружил в церковнославянском языке отсутствие деепричастий и наличие супина, названного им достигательным наклонением. Все эти выводы потрясли не только русских, но и европейских ученых.

Этот труд, увидевший свет практически одновременно с опубликованными в 1816-1819 годах работами Ф.Боппа, Р.Раска и Я.Гримма, поставил А.Х. Востокова в один ряд с основоположниками сравнительно-исторического языкознания и положил начало научному изучению истории славянских языков. Светила филологии говорили о нем: «Востоков — творец славянской филологии». Все свободное время он занимался этимологией русского языка, написал обширный труд «Этимологическое словорасписание», выясняя «постепенное происхождение и перехождение слов из одного языка в другой».

В ранний период своей деятельности Востоков писал стихи («Опыты лирические и другие мелкие сочинения в стихах», 1805-1806), которые печатались в журнале Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Эти стихи (сборник включал 57 стихотворений и 2 поэмы) в художественном отношении весьма слабы, хотя не лишены мысли и подчас одушевления, как, например, «К Гарпократу»; любопытна неудачная попытка Востокова писать теми метрами, которые употреблялись в классической поэзии. В «Опыте о русском стихосложении», напечатанном в 1812 году в «Санкт-Петербургском Вестнике», Востоков впервые определил размер русского народного стиха. Этот труд, высоко оцененный А.С. Пушкиным, одно из первых глубоких научных исследований системы русского тонического стихосложения. Общение Востокова с Пушкиным происходило в основном на различных заседаниях: в 1818 году — Общества любителей российской словесности, наук и художеств; а начиная с 1833 года — Российской Академии (кстати, в декабре 1832 года Востоков был среди тех, кто подал свой голос за избрание Пушкина в члены Академии).

К 1810 году Востоков был уже хорошо знаком с такими памятниками древнерусской литературы, как «Русская правда», «Поучение Владимира Мономаха», «Летопись Нестора», «Слово о полку Игореве», «Сборник Святослава 1076 года». В том же 1810 году он читает (вероятно, в Обществе любителей словесности) свой перевод примечаний лингвиста Добровского на рассуждения Шлецера о старославянском языке, снабженный собственными примечаниями.

В 1815 году А.Х. Востоков перешел на службу в Императорскую Публичную библиотеку помощником к хранителю рукописей А.И. Ермолаеву, которого Н.М. Карамзин называл «любителем и знатоком наших древностей». Этого места Востоков добивался четыре года и целиком отдался изучению памятников древнеславянской письменности, грамматики славянских языков, прежде всего русского. В 1824 году Востоков вышел в отставку и занялся описанием рукописей из собрания графа Н.П. Румянцева. После смерти владельца его собрание поступило в казну, а Востоков в 1828 году был назначен хранителем Депо манускриптов.

В 1828-1844 годах он — хранитель рукописей в «Депо манускриптов», а с 1831 года также старший библиотекарь Румянцевского музея. Служба давала Востокову возможность лучше узнать рукописные памятники. Эта работа находилась в русле его научных интересов. «В Публичной библиотеке привел он в известность и в порядок богатое собрание рукописей, бывшее до поступления в директоры ее А.Н. Оленина в величайшем расстройстве, и нашел в числе их сокровища, о которых и не догадывались» — это слова из его некролога, подписанного Н.И. Гречем. Востоков начал описание и составил каталог славянских рукописей; работа длилась целых десять лет. Фундаментальное «Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума» содержало палеографическое, археологическое и литературное описание 473 памятников (вышло после смерти графа Румянцева, в 1842 году). Только после этого труда стало возможным изучение древней русской литературы и русских древностей. А.Х. Востоков указывал заголовки, формат, количество листов, характер материала, дату (при определении времени написания рукописи он придавал большое значение почерку, форме букв), материал, миниатюры, подробно раскрывал содержание рукописи. Труд высоко оценили ученые. Филолог и этнограф И.И. Срезневский подчеркнул: «Не написана напрасно ни одна строка». Рижский епископ Филарет Зеум так отозвался на публикацию каталога: «…кому дорога Русь святая, кому дорого все отечественное, тот не может не сказать Вам от души — спаси бог. Замечания Ваши вводят и в таинства языка и в быт древний. Какое богатство сведений для историка и особенно церковного историка!».

Кроме того, Востоков занимался описанием рукописей Киевского митрополита Евгения и Лаврентьевского списка Несторовой летописи. К 1827 году относится его статья «Грамматические объяснения на три статьи фрейзингенской рукописи» («Собрание славянских памятников, находящихся вне России»), важная как по безукоризненному изданию текста, так и по верным до сих пор замечаниям.

В течение 1827-1831 годов А.Х. Востоков работал над учебником русского языка. В основу изучения грамматики он положил живой разговорный язык. В 1831 году ученый издал две учебные грамматики русского языка, краткую («Сокращенная русская грамматика для употребления в низших учебных заведениях» выдержала 16 изданий) и полную («Русская грамматика Александра Востокова, по начертанию его же сокращенной грамматики полнее изложенная»), неоднократно переиздававшуюся в XIX веке. Он впервые выделил в русском языке слова, имеющие только одну числовую форму (ходьба, сани и др.) и существительные общего рода (типа староста), сделал ряд других наблюдений, высказал идеи, оказавшие влияние на дальнейшее развитие грамматической теории в России. Это — замечательные для того времени учебники, в которых, однако, сказалась боязнь Востокова смело идти наперекор установившимся филологическим традициям. Полный вариант грамматики получил Демидовскую премию.

Как и все сотрудники, А.Х. Востоков круглосуточно дежурил в библиотеке, обслуживал читателей, участвовал в экспертизе рукописей, советовал Оленину, какие книги нужно приобрести. Для оценки и страхования рукописей он разделил их на 4 разряда. Весь фонд Депо манускриптов был оценен им в миллион рублей. А.Х. Востоков по распоряжению директора Императорской библиотеки сделал описание «редких и любопытных манускриптов как на русском, так и на других известных» ему языках. Систематичность, скрупулезность в работе — вот качества А.Х. Востокова как ученого и библиографа. Он лично проверил все описания, сделанные на карточках еще до него, прежде чем переписал их в каталог, а это огромная работа. Востоков внес несколько важных предложений по системе каталога рукописных книг, например, применял метод отсылок. Он написал и проект управления музеем. Часто он выступал в роли художника-копииста: копировал рукописи по просьбам ученых. Умел читать стершиеся записи в рукописях, расшифровывал непонятные слова, определял дату написания рукописи — был знатоком палеографии (именно Востоков восстановил запись о времени происхождения Добрилова Евангелия — 1164 год). В то же время он был против исправления ошибок писцов, утверждая, что ученые «должны уметь читать старинные рукописи без наших поправок». Большое значение имело издание Востокова легенды «Убиение святого Вячеслава, князя Чешского» (1827).

За хорошее обслуживание читателей Востокова избрали почетным профессором Тюбингенского университета (1825); в отечественной прессе, тогда мало писавшей о библиотекарях, иногда появлялись лестные отзывы о работе «известного ученого-археолога Востокова». В 1820 году Востоков избран членом Российской академии; за выдающиеся научные заслуги 20 декабря 1826 года Академия наук избрала Востокова членом-корреспондентом, а 19 октября 1841 года — ординарным академиком Петербургской Академии Наук по Отделению русского языка и словесности.

Он продолжал исследовать памятники древнерусской письменности и как палеограф-археограф (будучи в 1839-1845 годах членом и главным редактором Археографической комиссии) и как лингвист. Важнейшим из его трудов было первое научное издание (в 1843 году) Остромирова Евангелия 1056 года, древнейшего датированного памятника славянской письменности, пожалованного императором Александром I Публичной библиотеке. «Востоков… — писал Н.П. Карелкин, — дал всем ученым возможность заниматься изучением старославянского языка… это издание сделалось настольною книгою у всякого филолога». В издании для удобства сличения славянского перевода с подлинником был припечатан внизу страницы греческий текст, а в конце книги приложен словоуказатель «Грамматические правила славянского языка, извлеченные из Остромирова Евангелия». За этот труд замечательный ученый еще раз был награжден Демидовской премией.

В 1841-1842 годах под редакцией Востокова были изданы «Акты исторические, относящиеся к России, извлеченные из иностранных архивов и библиотек» (в 2 томах). В 1843 году вышел разбор Реймского Евангелия. Востоков много сделал для создания русской палеографии и археографии, а также описания частных коллекций, части рукописного собрания библиотеки Академии наук (1855-1856) и ряд других палеографических работ.

Из остальных трудов Востокова выдаются больше всего словарные. Еще в 1835 году он был назначен членом комитета для издания «Словаря по азбучному порядку»; но особенно усердно он принялся за словари, после своего назначения ординарным академиком. А.Х. Востоков редактировал и участвовал в составлении «Словаря церковнославянского и русского языка» (1847, в 4-х томах) — в нем более 114 тысяч слов. Составил фундаментальный «Словарь церковнославянского языка» (1858-1861, в 2-х томах), в котором почти 22 тысячи слов; редактировал «Опыт областного великорусского словаря» (1852) и «Дополнение» (1858) к нему. Вместе с «Грамматикой церковно-славянского языка» (1863) этот труд является капитальным приобретением русской науки. В течение многих лет Востоков занимался «Славянско-русским этимологическим словарем», который был начат еще в 1802 году, а может быть и раньше. Этот словарь был для своего времени во многом замечательным, но остался неизданным. Востоков публиковался в журнале «Библиографические листы», который издавал П.И. Кеппен, поместил там, между прочим, статью о Супраслькой рукописи.

Заслуги А.Х. Востокова были признаны и в России, и за границей. Он был доктором Пражского университета (1848), действительным и почетным членом многих зарубежных научных обществ, университетов и академий. В 1855 году был избран Почетным членом Московского университета.

Несмотря на огромные заслуги, действительный статский советник (с 1843 года) А.Х. Востоков после почти 29 лет службы был уволен и из Публичной библиотеки, и из Румянцевского музея. Причиной послужило то, что Востоков самовольно выдавал некоторым ученым книги на дом, допускал в хранилище рукописей, дозволяя читателям там заниматься одним. Директор библиотеки А.Н. Оленин, узнав об этом, вынужден был издать в 1842 году специальное распоряжение по этому поводу. Нового директора, Д.П. Бутурлина, принявшего дела после смерти Оленина в 1843 году, поразила безответственность, царящая в библиотеке. Как пишет О.Д. Голубева, исследовавшая этот вопрос в архиве, Бутурлин в ряде распоряжений «приказал при выдаче рукописей каждую страницу перенумеровать, тщательно осматривать рукописи при выдаче и при приеме, заниматься с рукописями только в хранилище, убрать из хранилища личные книги, бумаги». Ревизия выявила недостачу в Депо манускриптов и в Румянцевском музее. Востоков восполнил потерю своими 5 старопечатными русскими и 407 иностранными книгами. Впоследствии пропавшие книги, в основном, были возвращены теми, у кого они были. В Министерстве понимали, «что утрата произошла не по злому умыслу Востокова, а по его доверчивости и из-за ранее заведенного порядка, когда граф Румянцев легко отдавал знакомым ученым для работы свои книги и рукописи».

Заметим только, что граф Румянцев раздавал собственные рукописи, а здесь к библиотечным относились как к своим. Библиотекари, будучи сами честными и чистыми людьми, самобытными и увлеченными наукой, не предполагали в других иного и вели себя беспечно. Да и библиотечная профессия тогда только еще формировалась. До последних дней своей трудовой жизни А.Х. Востоков был скромным, простым и добрым человеком. Его девизом могли бы быть строки из его же стихотворения: «Терпением стяжай науку, которой ты себя обрек».

А.Х. Востоков умер в Петербурге 8 (20) февраля 1864 года. Он похоронен на Волковском лютеранском кладбище, на могиле установили памятник в виде стелы из черного гранита. К сожалению, в 1987 году «при благоустройстве дорожек кладбища» памятник выдающемуся ученому был сдвинут с места и расколот на четыре части. Две части этого памятника строители использовали для производства гальки. Надгробие А.Х. Востокова не отреставрировано до сих пор.

Александр Христофорович Востоков — немец по национальности, из-за любви к русскому языку даже переменивший родную фамилию — выдающийся славист, историк языка, исследователь памятников древнеславянской письменности (таких как «Слово о полку Игореве» и «Остромирово Евангелие»), грамматики славянских языков, в том числе русского, заложил основы сравнительно-исторического славянского языкознания в России, много занимался лексикографической работой. А.Х. Востоков — поэт и исследователь русского стихосложения, один из основателей славянской филологии. Ему принадлежат труды по сравнительной грамматике славянских языков, лексикографии церковнославянского и русского языков, палеографии.

«Востоков сделал ряд открытий, которые должны были изменить понятия о славянском языке, дотоле господствовавшие… Своими взглядами на судьбы славянского языка, сошедшимися с последовавшими открытиями западноевропейских филологов, Востоков положил прочное основание славянской филологии».

Материал взят с сайтов

http://funeral-spb.narod.ru/necropols/volkovskoe/tombs/vostokov/vostokov.html

http://ru.wikipedia.org/wiki/Востоков,_Александр_Христофорович