Категория: Лингвистика

08Апр/17

К вопросу о типологическом профиле украинского литературного языка (на фоне русского и польского литературных языков)

В докладе предпринята попытка сопоставительного анализа типологических черт трех славянских литературных языков — украинского, польского и русского — в диахроническом аспекте.

Развитие национальных литературных языков в Польше. России и Украине происходило на протяжении XVI-XIX вв. в тесной взаимосвязи, однако на польской, украинской и русской этнической территориях данный процесс происходил асинхронно, причем переход от исходных дву- или поли лингвальных ситуаций к моноязычным по преимуществу системам коммуникации происходил на основе реализации различных и нередко противоположных тенденций.

08Апр/17

Развитие терминологического словаря украинского языка в дооктябрьский период

Общенаучная и специальная терминология, отражающая достижения и дифференциацию современных научных знаний, соответствующая уровню и интенсивности технического прогресса, характеру производственной, политической и общественно-культурной деятельности народа, является важнейшим компонентом лексического состава любого развитого языка, представляющего сложную и многогранную систему структурно-функциональных стилей. Терминология в своём возникновении и постепенном обогащении неразрывно связана с процессом стилевой дифференциации литературного языка, в частности с развитием в нём таких структурно-функциональных стилей, как научный, публицистический, научно-публицистический, профессионально-производственный, официально-деловой; она выступает в качестве одного из основных признаков этих стилей.

08Апр/17

О народной фразеологии

Як би у мене було пшоно та сiль, то я б зварив кашу, — та жаль, що немае сала!

Когда мы говорим «народный язык», то с некоторым пафосом нелицемерных демократов думаем обо всем богатстве и разнообразии проявлений и вариаций языка своего народа — от фольклора и диалектальной речи до высших образцов ораторского и писательского мастерства. А наряду с этим иногда применяем выражение «народный язык», чтобы отличить все то, что создается в народных массах, от книжного, ученого, космополитического, чуждого народу в национальном языке.

08Апр/17

Из истории украинского правописания

В самых общих чертах в истории украинского правописания можно отметить следующие этапы.

В XIV — первой половине XVI в. грамотные люди на Украине чисто практически усваивали традиционное церковнославянское правописание преимущественно из церковно-религиозных книг. Только позднее, во второй половине XVI — в начале XVII в., после появления на Украине грамматик церковнославянского языка — «Адельфотес (1591), Л. Зизания (1596), М. Смотрицкого (1619) — началось здесь специальное школьное изучение и употребление историко-этимологического правописания. Но в течение XVI- XVII вв. в традиционное историко-этимологическое правописание вкрапливаются новые правописные черты, превращающиеся в специфическую украинскую традицию (употребление ѣ не только в словах со старым, этимологическим ѣ вроде дѣдъ, лѣто, но и в словах типа сѣмъ, стѣлъ, жѣнка, т. е. употребление ѣ для универсального обозначения всякого украинского звука и независимо от его происхождения; смешение букв и — ы в словах типа сынъ — сынiй при передаче на письме украинского звука и передне-среднего ряда и др.).

08Апр/17

Украинский язык

Украинский язык — один из восточнославянских языков. Распространен главным образом на территории УССР, а также в смежных областях БССР и РСФСР, на Кубани, Дальнем Востоке, за пределами СССР — в Польше, Чехословакии и Югославии, а также в Канаде, США, Аргентине, Австралии и др. Общее число говорящих ок. 37 млн. чел., в т. ч. в СССР — св. 35 млн. чел. (1979, перепись).

12Мар/17

Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: к проблематике и сравнительно-исторической и синхронной общности

Серболужицкий или серболужицкие, верхне- и нижнелужицкий, языки в отечественной славистике принято рассматривать среди основных славянских языков (см.. напр., очерк К. К. Трофимовича в издании «Славянские языки». М.. 1977). Между тем как в плане современного функционирования, так и в сравнительно-историческом аспекте представляется вполне очевидной типологическая соотносительность этого языка или этих языков с русинским (русинскими), который (которые) в России либо вообще обходят вниманием [1], либо данный феномен получает освещение лишь в рамках так называемых славянских литературных микроязыков в терминологии А. Д. Дуличенко (Славянские литературные микроязыки. Таллин, 1981).

12Мар/17

Из наблюдений над лексикой русинского языка

Когда говорят о восточнославянских языках, обычно имеют в виду русский, белорусский и украинский. Четвёртый восточнославянский язык — русинский, или, в иной терминологии, карпаторусский, упоминается крайне редко. Более того, значительной части лингвистической общественности даже неизвестно о самом факте существования этого языка. Поэтому представляется целесообразным, прежде чем перейти к теме, заявленной в названии данной статьи, сказать несколько слов о самом русинском языке.

12Мар/17

Данные к истории русинского языка

В связи с геополитическим разделением, русины проживают на территориях пяти государств, которые являются географическим центром Европы: Украина, Польша, Словакия, Венгрия, Румыния. Небольшое количество представителей этой национальности живет в бывшей автономной республике Сербии, в Бачке, также в соседней Серемье. Кроме этого они проживают в США, Канаде, Чешской Республике (в северной Моравии и Праге), в Австралии и Аргентине.

12Мар/17

Русинский язык

Русины (самоназвание — руснаци) — небольшая (примерно 30 тыс. чел.) этническая группа, проживающая в Югославии, в некоторых районах Воеводины и Хорватии; главное средоточие русин — села Руски Керестур и Коцур, культурные центры — Руски Керестур, Нови Сад, а также Вуковар. Русинский язык (сами русины называют свой язык «руски язик», а русский — «росийски» или «велькоруски») — пример славянского языка ограниченного распространения, микроязыка.

10Фев/17

Австронезийские языки

Австронезийские языки — одна из крупнейших семей языков. Распространены на Малайском архипелаге (Индонезия, Филиппины), полуострове Малакка, в некоторых южных районах Индокитая, в Океании, на о. Мадагаскар, о. Тайвань. В центральной части ареала австронезийских языков расселены также папуасоязычные народы; ряд малоизученных языков смешанного папуасско-австронезийского происхождения пока не может быть обоснованно отнесен ни к австронезийским языкам, ни к какой-либо семье папуасских языков. Количество австронезийских языков около 800, число говорящих около 237 млн. чел. До 60-х гг. 20 в. австронезийские языки часто называли также малайско-полинезийскими, но позднее этот термин стали применять к подразделению внутри семьи. Высказывались гипотезы об отдаленном родстве австронезийских языков с языками других семей, однако ни одна из них не была достаточно обоснованной. Сходство австронезийских языков с аустроазиатскими языками проявляется в основном в типологии, что скорее всего объясняется древними контактами, но не родством. Между австронезийскими языками и кадайскими языками нет выраженного типологического сходства, однако обнаруживается известная материальная близость, что говорит о возможности родства между этими семьями.

10Фев/17

О соотношении исконных и заимствованных элементов в системе японского языка

Хорошо известно, что языки оказывают то или иное влияние друг на друга; эти явления приводят к различного рода изменениям в языковой системе. Процесс языкового контакта и изменения в языке, им вызываемые, неоднократно исследовались советскими и зарубежными языковедами [1]. Процесс изменений, происходящих в одном языке под влиянием другого, может изучаться в различных аспектах. Наряду с изучением этого процесса в историческом развитии интерес, как нам кажется, представляет и изучение его результата, т. е. того, как в системе того или иного языка распределяются между собой исконные и заимствованные элементы, какие особенности они имеют. Некоторые ученые отрицают возможность синхронного описания исконных и заимствованных элементов ввиду того, что при таком описании многие заимствованные единицы ничем не будут отличаться от исконных [2].

10Фев/17

Диалекты восточной и западной ветвей и их роль в японском обществе

По традиционной классификации диалектов, основанной на принципах, разработанных Тодзё Мисао и наиболее полно изложенных им в монографии «Нихон хо:гэнгаку», диалекты японского языка принято делить на две группы, включающие в себя многие другие диалекты: диалекты основной части Японии, т. н. «хондо хо:гэн», и диалекты о-вов Ркжю. Диалекты основной части могут быть разделены на следующие ветви, или подгруппы: диалекты восточной части о-ва Хонсю, диалекты западной части о-ва Хонсю и диалекты о-ва Кюсю. Последние в давние времена входили в одну группу с западными диалектами, но впоследствии выделились в самостоятельную ветвь. На протяжении всей истории развития японского языка восточные и западные диалекты как бы противостояли, оказывались противоположными друг другу. Восточные и западные диалекты кардинально различаются по многим признакам — фонетическим, грамматическим, лексическим. Прежде всего, восточные и западные диалекты характеризуются различными типами ударения.

10Фев/17

Анализ актуального употребления категорий вежливости японского языка

Вежливости и особой группой лексем, выражающих социально-личностные отношения. Окуяма Масуро (1) отмечает, что классифицировать вежливый язык как явление строго грамматическое представляется невозможным из-за множества исключений. Поэтому в японском языке выделяют грамматический и лексический аспекты вежливости. Но при этом выделение осложнено их тесной взаимосвязью, когда семантика слова может накладывать ограничения на использование грамматических форм, а грамматические категории, в свою очередь, влияют на актуальный выбор лексических средств [1]. Примером служит невозможность употребления вежливых гоноративных лексем в форме повелительного просторечного наклонения, с одной стороны, и служебное использование ряда глаголов в конструкциях категории директива, с другой. В последнем случае происходит семантическая компенсация грамматических и лексических элементов благодаря использованию лексических средств для выражения грамматического значения [2].

09Фев/17

Влияние корейского языка на процесс формирования японского языка

Проблемой родства корейского и японского языков ученые стали заниматься еще более трех веков тому назад. Правда, вплоть до 1945 года в Японии этой проблемой занимались достаточно мало в связи с тем, что правящими кругами насаждалась теория “божественного происхождения японской нации”, которая отрицала саму возможность существования каких-либо родственников. В 1717 году Араи в своей книге “Восточные вкусы” приводил сравнение двух языков, а в конце 18 века Фудзихара Сёгухацу выдвинул теорию родства японского и корейского языков. Эти работы, посвященные исследованиям родства двух языков, часто ограничивались поверхностным сравнением схожих по произношению слов из лексического запаса корейского и японского языков, не обращая внимания на другие закономерности. С начала 20 века изучение корейско-японских языковых связей учеными Японии было в основном направлено на доказательство происхождения корейского языка от японского, что отражало тенденциозность исследований, соответствующих той политике, которую проводила Япония в отношении Кореи. Наиболее представительными учеными, занимавшимися в довоенный период исследованиями в области корейско-японских языковых связей, являлись Канадзава Сёнабуро, Симмура Идзуру, Огуру Симпэй.

09Фев/17

Ономатопоэтические слова японского языка в функции экспрессивной характеристики человека и их системные связи

Японский язык обладает огромным количеством ономатопоэтических слов, которые часто употребляются в повседневой речи японцев и в языке художественной литературы, представляя одну из характерных особенностей японского языка.

Как и во многих других языках, ономапоэтические слова японского языка тяготеют к звукам «первичного» образования и в большей части своей имеют повторяющуюся основу (мукумуку — «копошение», гарагара — «тарахтение», хисохисо — «шушукание», мэсомэсо — «хныкание»). Ономатопоэтические слова японского языка, по мнению Н.И. Конрада «дают представление о чём-нибудь в виде живого образа, т.е. пополняют понятийное содержание речи образным. Это может касаться самых различных сторон восприятия» [4, c. 170].Одни такие «слова» вызывают слуховое представление, (горогоро — «раскат грома», савасава — «шелест листьев»), другие — зрительные представления (пикапика — «блеск молний», дзиродзиро — «пристальный взгляд») и др. Входя в состав предложений, такие единицы грамматизируются и превращаются в определённую часть речи, например становятся глаголами (тэкутэку аруку — «тащиться», уроуро суру — «слоняться», гягя наку — «визжать», хисохисо ханасу — «ворковать»), прилагательными (уяуясий — «покорный», кудакудасий — «нудный», нарэнарэсий — «развязный», модзямодзя-но — «нечёсанный»), наречиями (хэтохэто-ни цукарэру — «устать до смерти», кудэнкудэн-ни ёу — «опьянеть до чёртиков», кусякуся-ни нару — «ершиться», ойой-то наку — «горько рыдать»).